бесплатная доставка
бесплатная доставка

Ваши отчеты • Русский Север. Часть 2. Велоотчет.

Продолжение.

16.07.2015. Пробег 95 километров.

Дорога – хороший песчаный грейдер. Рельеф, конечно, не горный, а так полугорный. Или лучше сказать – холмистый. Подъемы небольшие, но бывают очень крутые. Вокруг озёра, болота, сосны, валуны, поросшие мхом. Едем по исключительно красивым местам, к тому же, ароматы пьянят. Сегодня намного теплей, чем в предыдущие дни.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Завернули к Елмозеру полюбоваться видами. Там лагерем стоит большая группа, несколько семей из Новгородской области. У них и лодка, и баня, и коптильня, и все, что нужно для счастливой жизни. Угостили нас свежекопченым окунем и компотом.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Приехали в большую, симпатичную деревню Шалговара. Купили в магазине пельменей, и тут же на крылечке их сварили.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Еще несколько километров и мы выезжаем на речку Волома. За мостом развилка. Мы уходим направо на Ахвенламби.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Еще 5 километров и проезжаем финскую деревушку с абхазским названием Ахвенламби. Уже нам надо вставать. По курсу большое озеро Маслозеро. Свороток к озеру приводит к форелевому хозяйству. Встать негде.

Дальше везде берега озера заболочены. Вместо сосняка смешанный лес, вместо мха высокая трава. Но находим дорожку, которая выводит на полянку на берегу. Правда, рядом могилка двух утопленников. Помылись, побрились, и ничего, призраки ночью не являлись.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

 

17.07.2015. Пробег 105 километров.

Утром на дерево над палаткой прилетел ворон и долго курлыкал на разные голоса. Иногда он издавал очень странные звуки, похожие на рингтон телефона. Пришлось высунуться из палатки и убедиться, что это именно ворон, а не телефон-беспилотник.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Через 15 километров приехали к мосту через узкий пролив, который разделяет два больших и прекрасных, как и все здесь, Укутозеро и Тумасозеро.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Появляются куски небесной синевы, теплеет. Полдня едем, не встретив ни одной машины, ни единого человечка. Андрей говорит, что у него складывается ощущение, что мы одни остались на всей земле. Это ощущение и мне знакомо.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Километров за 15 до большого поселка Суккозеро поставили в навигаторе маршрутную точку «Гора Воттовара». Навигатор повел нас влево от основной дороги в тайгу. Через 5 километров возле красивого озера варим обед. Хорошо, проезжала случайная машинка. Водитель нам сказал, что дорога тупиковая. Чтоб доехать до Воттовары, лучше вернуться и доехать до Суккозера.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Суккозеро – большой поселок с домом культуры, сбербанком и обязательными бараками. Из Суккозера двигаем в направлении горы Воттовара. Едем по лесам, по горам. Дорога узенькая и, видно по всему, ведет в глухомань. Очень много рябчиков вспархивает с дороги. И дважды взлетали огромные курицы – глухари. Наверное, камешки на дороге собирают.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Через 24 километра от Суккозера мы подъехали к табличке «Памятник природы гора Воттовара». Свернули к табличке, и через полкилометра дорога закончилась полянкой, от которой уходила тропа вверх. Тут мы и решили ночевать, чтоб завтра по тропинке подняться на Воттовару.

Андрей лезет в палатку спать, а я слегка возбужден, и поэтому решил сходить на гору, пока светло. Подозрительно только, что тропинка совсем не набитая, а местами явно звериная. Скоро тропа теряется. Лес на горе весь выпилен, причем давно. Что-то на Воттовару не похоже. Но виды сверху все равно неплохие.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Теперь о том, что же такое это за гора Воттовара, и зачем мы туда едем?

Гора Воттовара это высшая точка Западно-Карельской возвышенности высотой 417 метров. Ряд публикаций спровоцировал большой интерес к Воттоваре среди представителей мистических и квазинаучных течений. Сегодня Воттовара является объектом для паломничества любителей мистики и эзотерики, которые считают ее местом контакта с потусторонним миром или космическими иерархиями. Также на горе имеются, так называемые, сейды - гигантские каменные глыбы, якобы установленные древними саамами на более маленькие камни. Мы отрицательно относимся к квазинаучным течениям, но посетить гору и увидеть своими глазами, сейды нам хотелось.

 

18.07.2015. Пробег 95 километров.

Утро солнечное. Подъем в 06.00. Пьем кофе и ломимся бегом на гору. Панорама с горы красивая, но эта гора явно не Воттовара. Даже просто, потому что ничего паранормального в ней заведомо нет.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Прошли траверсом на соседнюю, заросшую елью вершинку. Опять не то. Спускаемся к лагерю и сматываем удочки.

Возвращаемся на вчерашнюю дорогу и едем по ней в направлении поселка Гимолы. Через 5 километров опять такая же табличка «Воттовара» и стрелка, указывающая на гору Воттовара. Андрей остается при велосипедах, а я бегу на гору.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

На этот раз тропа набита даже очень, и сразу понятно, что теперь все правильно. Подъем крут, но минут за двадцать я добежал до верха. Выраженной вершины нет. Вершина представляет собой расчлененное скалистое плато, на котором находится целый архипелаг гигантских камней.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Площадь горы составляет 6 квадратных километров. Не надо быть экстрасенсом, чтобы понять, что здесь «место силы». Вид самой горы необычен из-за множества перекрученных сухих скелетов бывших когда-то соснами, и производит определенное воздействие на психику чуткого человека.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Благодаря отсутствию осадочных отложений и почвенного покрова, на горе хорошо видны следы деятельности ледника. Бродить по горе и любоваться ее причудливыми видами можно долго, особенно в хорошую погоду. Мне с погодой повезло. Вскоре я набрел на палатку. Парень из Петрозаводска стоит уже несколько дней вдвоем с собакой, красивейшей хаски. Пообщался с обоими, с собакой даже с бОльшим удовольствием.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Я пока никаких сейдов не увидел, и парень мне о них ничего внятного не сказал. Но и так понятно, что руки человека к этим валунам не прикасались. Надо иметь чересчур богатое воображение, чтобы разнообразие здешних каменных глыб приписать работе рук человеческих. Все это великолепие – работа ледника.

Постарался дойти до высшей точки, но там этих высших точек – завались. Забрался на гигантский валун и стал играть на варгане. Открывшимся третьим глазом узрел, как на звук из-подо мха и камней начали выползать разные бестелесные сущности низшего порядка. Их там, на единицу площади не больше, чем в квартире любого алкоголика. Сущности высшего порядка там тоже, разумеется, есть, но чтобы их увидеть надо сколько-то лет неустанно молиться в одиночной камере, то бишь келье.

Гора Воттовара – прекрасное место для отдыха и медитаций с прекрасными панорамными видами во все стороны. Там есть несколько небольших озер, в которых можно не только брать воду, но и купаться. Там тоже надо пробыть определенное время. Но у меня, видно судьба такая: все лучшее в этом мире глотать на бегу.

Спускаюсь вниз и мы с Андреем едем в Гимолы. Из Гимолы навстречу нам туристы идут пешком компаниями и едут на джипах колоннами на Воттовару. На пути была еще одна табличка «Воттовара». Поэтому, хоть из Суккозера, хоть из Гимолы, лучший ориентир для восходителей на Воттовару – вторая по счету табличка «Воттовара».

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Периодически у дороги попадаются растяжки с номером телефона проводника до Воттовары. В Гимолы вместо магазина, так называемая «лавка». Просто жилой дом, в котором торгуют всем необходимым. Такие «лавки» часто попадаются в отдаленных деревнях Хакасии.

Еще 33 километра и мы в большом селе Поросозеро на берегу большого одноименного озера. Мы очень хотели встать пораньше на берегу озера. Но сколько не рыскали, не смогли найти хорошего выхода на берег за пределами поселка.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

На протяжении 20 километров делали безуспешные попытки подъехать к разным озеркам. В итоге докатились до деревни Костомукса. В деревне набрали в колодце чистейшей ледяной воды, и встали на красивом берегу озера прямо посреди деревни.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

 

19.07.2015. Пробег 100 километров.

Идет дождь. Валяемся в палатке, ждем. Дождь оказался терпеливее. Собираемся и уматываем. Холод и дождь заставляют педалить без остановки во все лопатки. Дорога – гравийка, иногда с сильной гребенкой. Подъемы с градиентом до 17%.

Так пролетели 60 километров до райцентра Суоярви. С большим трудом нашли единственный трактир. (Он так и называется, именно, трактир) Отогреваемся, заправляемся, заряжаемся. Как много еще бараков в Российских городах. И судя по тому, что в них активно ставятся пластиковые окна, а во дворах вместо деревянных возводятся каменные общие «удобства во дворе», стоять этим баракам еще сотню лет.

Еще одна особенность республики Карелия: Нигде не видим дублирующих надписей на карельском языке. Возможно, потому что карелы в своей республике – абсолютное национальное меньшинство? При мимолетном общении с несколькими, случайными людьми, я узнавал, что они карелы, и язык свой родной они еще немного помнят и понимают, но говорить уже не могут.

Едем еще 30 километров, и встаем на берегу озера в шикарном месте.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Погода наладилась буквально на 4 часа, дала нам отдохнуть и поработать, заклеить дырки в камерах. Для души разводим костер. Сегодня мой профпраздник – день Металлурга. Андрей отмечает традиционным православным напитком - коньяком, а я басурманским кефиром.

Потом опять небо загрохотало, почернело и загнало нас в палатку.

 

20.07.2015. Пробег 163 километра.

Пасмурно, холодно. Снова катим по гравийке переменного качества. Счастье, что машин практически нет уже который день.

Очень часто проезжаем большие братские захоронения войны, как Финской, так и Великой Отечественной. Все могилы ухоженные, с памятниками и цветами.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Выезжаем на трассу Петрозаводск – Санкт-Петербург. Грунты закончились дальнейший наш путь только по асфальтам. (Думали мы) Следуя магии названия, решили внепланово, внетреково заехать в город Питкяранта.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Проехали много лишних километров, и в Питкяранте нас ждало разочарование. Оказался промышленный, ничем не примечательный городишка. Единственное стоящее место – берег Ладоги в районе городского пляжа.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Едем в Сортавалу. Большой участок трассы проходит в непосредственной близости от берега Ладожского озера. Великолепные виды Ладожских фьордов.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Еще на Соловках нам случайные люди подсказали, что недалеко от Сортавалы есть поселок Рускеала. Там музей под открытым небом Горный парк «Рускеала». Дома, при подготовке к походу, Рускеала ускользнула от нашего внимания. И сейчас, толком не зная, что там нас ждет, мы выспрашиваем у людей, как нам туда попасть. Говорят, будет указатель.

Внезапно приехали в Сортавалу. Никакого указателя не видели. Едем на речной (озерный?) вокзал узнавать про Валаам. Узнали. Завтра в 16.00. туда пойдет пустой Метеор и возьмет нас вместе с велосипедами. Значит, правильно, что мы проскочили нужный поворот.

Женщина, торгующая сувенирами на причале, все толково нам рассказала о Рускеале. Без сомнений надо туда ехать.

Возвращаемся назад 10 километров до поворота на Вяртсиля, находим поляну на сенокосе и ночуем.

 

21.07.2015. Пробег 62 километра.

Утро солнечное. Катим 20 километров до Рускеалы. В 09.00., ровно к открытию мы на месте первые посетители.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Горный парк «Рускеала» - туристический комплекс, основным объектом которого является заполненный грунтовыми водами, бывший мраморный карьер. Каменоломни начали разрабатываться в начале правления Екатерины II. Мрамор Рускеалы использован в сооружении многих значимых зданий Санкт-Петербурга. Им облицован Исаакиевский собор, выложены полы Казанского собора, изготовлены подоконники Эрмитажа, обрамлены окна Мраморного дворца и фасад Михайловского замка.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Стены карьера пронизаны системой подземных выработок, штолен и штреков, соединенных вертикальными шахтами. Большая часть выработок была затоплена финнами во время Финской войны 1939 – 1940 годов.

И вот мы бродим среди этих техногенно-природных красот. Там действительно красиво. Но особенно нас поразил, так называемый итальянский карьер. Там сохранились громадные пласты ровно отрезанного мрамора.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Мы и на лодке успели покататься по карьеру. Вода чистейшая, прозрачная. Здесь дайверы постоянно совершают погружения. Оставшиеся на дне старинные техноартефакты только увеличивают привлекательность этого места.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Затем мы едем на водопады Ахвенкоски на речке Тохмайоки. (Как возможно русскому уху запомнить эти топонимы?) Водопады не большие, но они очень душевно облагорожены удивительными лесенками, перильцами, скульптурками леших и кикимор. Там очень приятно побродить, поснимать. Пока вход бесплатный, но скоро это удовольствие обязательно сделают платным.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Возвращаемся в Сортавалу. Еще есть время до отхода Метеора. Гуляем по городу. Сортавала периодически переходила от Швеции к России и обратно. Русское название города – Сердоболь. А Сортавала, по одной из версий, переводится, как «власть черта». Будто бы именно к этому берегу причалила изгнанная первыми иноками при освящении Валаама нечистая сила.

В центре города памятник главному герою карело-финского эпоса «Калевала» Вяйнямёйнену. Вяйнямёйнен у финнов это что-то среднее между библейским Адамом и эллинским Гераклом. А мы-то с ходу, не разобравшись, думали, что это Лев Толстой.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Заглянули в частный музей народного художника Кронида Гоголева. Великолепная резьба по дереву. Трехуровневые картины из цельного куска дерева. Вот оставил человек после себя наследие материальное и духовное.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Ровно в 16.00 загрузились в Метеор и мгновенно отчалили. Билет стоил 900 рублей. В пути чуть больше часа. Пассажиров человек десять.

Валаам это самый крупный остров самого большого в Европе Ладожского озера. Длина береговой линии Валаама достигает 150 километров. Дата основания Монастыря на Валааме колеблется в исторических исследованиях между XII и XV веками. Валаамский монастырь не раз подвергался разорению и опустошению. Борьба, начавшаяся в XI веке между шведским государством и Новгородской Русью, длилась с переменным успехом несколько столетий. В 1611 году шведы высадились на Валаам и все предали огню и мечу. Только после победы России в Северной войне, в 1718 году на пустынный остров вновь прибыли первые иноки из Кирилло-Белозерского монастыря. Во время Финской войны, в 1940 году монахам также пришлось оставить остров почти на 50 лет. Современная история Валаама началась 13 декабря 1989 года. На берег острова вновь ступили 6 православных иноков.

Вот и мы такоже, два инока ступили с корабля на землю Валаама, и на нас полилась потоком Благодать Божья.

Высадились мы в Никоновской бухте. На причале множество сувенирных лавок. В них же торгуют и вяленой и копченой ладожской рыбой. Но цены, естественно, запредельные. А мы поднимаемся на горку к Воскресенскому скиту. Воскресенский скит это большой храм с корпусами для монахов.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Никогда не видел, чтобы так складировали дрова. Не под навесом, и в архитектурных кучах, как кизяки на Алтае.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Далее наш путь лежал к Монастырской бухте и Спасо-Преображенскому собору. Но доехать до него сегодня, было не суждено. У дороги стояла беседка. А в беседке сидел старый седой монах и играл на флейте. Играл профессионально. А вокруг паслись чистенькие коровы и натурально тянулись ухом к звукам флейты. Уж если бестелесные сущности тянутся к благостным звукам, то и коровам и человекам, сам Бог велел. Мы бросили велосипеды, и прямо нагловато сели у беседки поглощать звучание явно волшебной дудочки.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Когда монах закончил играть, мы начали непринужденно общаться. Оказалось, что он не монах, а пока только послушник, и совсем не старик, а мой ровесник, бывший музыкант из Перми. Он рассказал, что живет и работает на монастырской ферме. И рядом с фермой есть палаточный городок для волонтеров и паломников. Сказал, что устроит нас туда жить, когда пригонит стадо назад на ферму. А пока подсказал нам, как доехать до фермы и до Коневского скита, где, кстати, завтра вечером будет проходить ежегодная служба по случаю какого-то праздника. Так всё устраивают нам Высшие Силы по потребностям нашим.

Едем к Коневскому скиту. Такие места вокруг волшебные. Валаам в хорошую погоду – это просто что-то невероятно сильное и благостное. Все в душе натурально переворачивается и вытягивается в струнку, и звучать начинает в унисон с вечерним колокольным звоном. Эти переживания непередаваемы. Здесь не Русским духом пахнет уже, а каким-то духом более Высоким, вненациональным.

Подъехали к Коневскому скиту. Его пожилой монах на замочек, как раз закрывает. Увидев нас, вопрошает: «Помолиться хотите, братья?» Мы молиться пока не большие мастаки, но киваем, и он отворяет скит, и мы заходим помолиться.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Затем идем на берег Ладоги, сидим в умиротворении, всматриваемся вдаль и, кажется, что хаос мыслей перестал беспокоить голову. Приходит осознание, что все-то походы наши тяжкие есть одна сплошная молитва: О хорошей погоде, об удаче в пути, о сохранении и увеличении сил физических, о крепости духовной, о терпении, об устранении конфликтов в группе и т.д.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Возвращаемся на ферму, и ждем послушника Алексия. Ферма совсем не похожа на ферму, а скорее похожа на современный ТРЦ. Приличный архитектурный ансамбль из кирпича с пластиковыми окнами. Изнутри доносится джазовая музыка. Перед фермой разбит великолепный парк с ухоженными цветниками. Все бы фермы в России были такими.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Появляется Алексий и ведет нас к палаточному городку. Выбираем место и ставим палатку. Только поставили палатку, как мимо нас маршем проходит группа: с десяток подростков в сопровождении женщины и двух мужчин. Взрослые из Питера, а подростки – трудные подростки собраны из детских домов всей страны. Женщина приглашает придти к ним завтра вечером, пообщаться, рассказать, что-нибудь ребятам. А сегодня уже поздно, Андрей лезет спать, а я до темноты гуляю по многочисленным тропинкам среди громадных Валаамских сосен, продолжаю процесс молитвенного созерцания.

 

22.07.2015. Пробег 40 километров.

Вот те на! После вчерашнего солнца, опять пасмурно и холодно. Периодически идет дождь. Сегодня у нас по программе скитания по скитам.

Сначала посещаем центральный Спасо-Преображенский храм и монастырь.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Очень активно ведутся работы по реставрации и новому строительству. Но поражает то, что православные святыни восстанавливают в основном специалисты из мусульманских республик. Вот она, настоящая религиозная толерантность.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Далее едем к Никольскому скиту, который расположен на небольшом островке. Никольский скит – единственный на Валааме, на котором росписи стен остались в первозданном виде. Там мы познакомились с паломницей, пожилой женщиной из Питера, которая очень много и интересно нам рассказывала об иконах, о сюжетах картин на стенах, и вообще, объяснила многие вещи, которые мы до этого просто не понимали.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Так продолжаем колесить по острову в поисках очередной благодати.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Очередная благодать свалилась на нас, когда мы прибыли в Скит Всех Святых. Женщинам вход на территорию скита запрещен. Там тишина, покой и благолепие великолепных цветников. Сидим на лавочке, принимаем поток энергии, и не надо никуда спешить. Суета этого мира остается курить в сторонке, но точно знает, что вот скоро мы встанем, выйдем из скита, и она снова заграбастает нас в свои цепкие лапы.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Впечатляет, насколько ухожены все храмы, скиты и часовни. Везде работают волонтеры, в основном, женщины. Без устали полют и обрабатывают цветники и газоны. Много паломников гуляет пешком от скита к скиту, от часовни к часовне. Очень четко видно различие паломников и простых туристов, приезжающих за магнитиками. Мы, наверное, относимся к обеим категориям одновременно.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Подъехали к новенькой, еще обсыпанной стружкой часовенке. Из-за двери доносится удивительное мужское пение. Не решаемся войти, стоим, слушаем. Наконец пение заканчивается, и из часовни выходит молодой монах.

- Хорошо пели, - Говорим мы.

- А я и не пел, это ангелы пели, - Отвечает монах и улыбается.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Съездили еще на Северную оконечность острова – мыс Черный нос. Усмотрели, что электроснабжение острова приходит по кабелю, проложенному по дну Ладоги.

На причале Монастырской бухты разузнали, что завтра утром в Приозерск пойдет корабль «Святитель Николай». Капитан сказал, что возьмет нас без проблем. Значит, завтра уезжаем. Уехать с Валаама в Приозерск бывает очень проблематично. Нам опять везет.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

К 19 часам идем к Коневскому скиту на службу. Начинается сильный дождь. Народу в небольшом храмике собралось много. Вчерашние трудные подростки со своими педагогами тоже здесь. Служба шла три часа. Признаюсь, выстоять ее всю без передышки, очень сложно. Мы с Андреем первый раз в жизни присутствовали на таком богослужении от начала до конца. Фактически это тот же театр, и также меняются декорации и мизансцены, только вместо артистов священнослужители тысячелетиями играют один и тот же спектакль, обращенный к одному единственному зрителю. А прихожане вовсе не зрители, а соучастники этого спектакля. И, как поют монахи! И наш знакомый Алексий тоже поет, яко ангел на небеси.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Периодически выходим на воздух отдохнуть не только мы, но и монахи. На улице немного общаемся с подростками и их воспитателями. Они здесь живут не праздно. С раннего утра уходят трудиться на благо монастыря. В православии они не такие новички, как мы. Видно, что уже многое знают и понимают. Наставница их опять предлагает нам вечером посидеть у костра вместе. Но служба оканчивается в 22.00. все очень утомились. И такой ливень хлещет. После службы все разбредаются по своим палаткам. Видно, не судьба нам беседовать с этими детьми. Да и что мы можем им дать разумного, доброго, вечного, кроме самодовольных пересказов своих эгоистичных путешествий. Всевышний и без нас уже коснулся их душ, раз они здесь. И все будет у них хорошо.

 

23.07.2015. Пробег 84 километра.

Утро, как обычно, пасмурное и холодное. Прибываем на пристань и в 09.00. отчаливаем. На кораблик набивается человек 50 народу. Подавляющее большинство сидит на палубе и трясется от холода.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Прощаемся с Валаамскими скитами. Они проплывают мимо нас.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Через 4 часа мы в Приозерске. Я уже бывал здесь ровно 9 лет назад. Ничего с тех пор не изменилось. Приозерск также периодически переходил то к Швеции, то к Финляндии, то к России. И назывался то Кексгольм, то Кякисалми, то Корела. Сохранилась древняя крепость, где сейчас располагается музей. Обедаем в кафе, и едем на экскурсию в музей-крепость «Корела». Существует версия, что здесь погиб и похоронен легендарный Рюрик.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Выезжаем из Приозерска и уходим с перенасыщенной машинами трассы на пустынную дорогу на Мельниково. После поселка Бородинского начинаем искать стоянку, на берегу какого-нибудь озера. Но озера все в стороне от дороги, и мы тупо забуриваемся в лес и ставим палатку на мокром мху. Зато чернику вокруг, можно лопатой грести.

Кто только за последнюю неделю не перебегал нам дорогу. Сколько было зайцев, лис и змей – не упомнишь. А о черных кошках и говорить неохота. Они прямо каждый день, даже вдали от жилья, целенаправленно перебегают нам дорогу. Наверное, это стало хорошей приметой?

 

24.07.2015. Пробег 106 километров.

Утро традиционно пасмурное и холодное. Все та же хмарь, сырь и хлябь. В 07.40 выезжаем. Через 50 километров, в 11.00. мы у стен Выборгской крепости.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Посетили музей. Залезли на башню Святого Олафа, откуда нас чуть не сдуло ветром. Полюбовались Выборгом с высоты птичьего полета. Поколесили по тесным старинным улочкам с каменной мостовой. Выборг оставляет очень приятное впечатление города пронизанного духом Западной Европы.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Выезжаем на Приморское шоссе. Порывы встречного ветра останавливают. Иногда кажется, что выгребаешь против водопада. Движение на шоссе интенсивное, и мы сворачиваем на тихую дорожку на Приморск. Через 15 километров мы в Приморске. Покупаем на ужин пельмени, и тут же на территории города выехали на сосново-песчаный берег Финского залива. Второй раз без опаски ставим палатку в населенном пункте.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Андрей мечтал постоять на берегу Балтийского моря. Еще одну из многочисленных мечт можно вычеркнуть из списка, как осуществившуюся.

 

25.07.2015. Пробег 120 километров.

Наконец-то утро солнечное. Но холодное. И ветер, вопреки основному велосипедному закону, попутный. Несемся под парусом.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

После Ермилово очень много красивых мест для стоянки в соснах на берегу залива. Соответственно и много палаточных городков.

К 11.00 за плечами 70 километров. После 11.00. шоссе оживилось, машин стало в разы больше, тем более что мы въехали, однако, на территорию Питерской Ривьеры. Справа от шоссе велодорожка, а за ней песчаные пляжи. На дорожке множество велосипедистов и роллеров. Места очень красивые, но все вокруг так пафосно и многолюдно.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

В Репино заскочили в Пенаты, усадьбу-музей Репина. Посетили его могилу.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Докатились до Сестрорецка. Сестрорецк нам тоже очень понравился. Несуетный, красивый городок. Ночевать снова решили на берегу залива. Свернули наобум на дорожку к заливу. Место красивейшее, сосны и песчаные пляжи. Отдыхающих много.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Но вот беда, рядом проводится рок-фестиваль. Причем рок, какой-то сверхтяжелый. Грохочет музыка натурально вызывающая скрежет зубовный. Попробовали потерпеть, но, видимо, церковные песнопения нас разбаловали, и в какой-то момент стало совсем плохо. Перебазируемся подальше приблизительно километра на полтора, но грохот и вой все равно доносятся сюда по воде, и спрятаться от него некуда. Будем считать это домашним заданием по выработке смирения.

 

26.07.2015. Пробег 121 километр.

Утро солнечное, холодное. Сегодня нам предстоит решить некую задачу. Нам надо проехать по дамбе в Кронштадт и далее на противоположную сторону Финского залива в Ломоносов. Проблема в том, что дорога по дамбе является магистралью, а после Кронштадта на ней еще и тоннель имеется. На велосипедах ездить по магистралям, тем более по тоннелям, как известно, нельзя.

Выехали пораньше. По дамбе промчались 14 километров до Кронштадта со скоростью 30 км/час. Три полосы в одном направлении и мало машин. Опасались ГБДД, и одна полицейская машина даже нас обогнала, но не удостоила вниманием.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

В Кронштадте выясняется, что сегодня День ВМФ. В столице Русского флота, идет напряженная подготовка к празднику. Это мы опять удачно попали.

Засели в кафе пить кофе, заряжаться и ждать 09.00., когда откроется величественный собор Николая Чудотворца.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Морской собор святителя Николая Чудотворца – покровителя моряков и велосипедистов - последний и самый крупный из морских соборов Российской империи был задуман, как храм памятник всем, когда-либо погибшим морякам. На мой вкус, это самый сильный по воздействию на мою психику храм, из всех, где я был. Особенно поражает акустика храма. Голос бормочущего молитву, где-то на балконе священника, разносится по всем закоулкам храма.

А тем временем на берегу начинается праздник. Весь прибрежный парк заполнен народом. Начинается театрализованное представление. Работа спецназа ВМФ со стрельбой, взрывами и прочими спецэффектами.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

До конца мы не досмотрели, потому что нас ждет еще парк музей Ораниенбаум и Петергоф.

Опять выезжаем на дамбу и молотим во все лопатки. За сотню метров до тоннеля нас останавливает охранник. Сердце падает, но мы слышим такие речи:

- Мужики, я понимаю, что знаков запрещающих нигде не было, и деться вам сейчас отсюда некуда. Так как я сам велосипедист, то задерживать вас не собираюсь. Давайте, мчитесь вперед без остановки. На въезде в тоннель вас будут опять пытаться остановить, а вы ломите вперед. Если что, я вас не видел и ничего этого не говорил.

Нас долго уговаривать не надо. Мы ломанули и очередного охранника, машущего палочкой, проигнорировали. В тоннеле было, мягко говоря, неуютно, но проскочили. Облегчение наступило только когда проехали знак «конец магистрали». Это, конечно, была авантюра, которая могла кончиться неприятно. Но мы чувствовали над собой защиту Провидения, и риск оправдался. В Европе нам гарантированно закатили бы штраф, несоразмерный с нашим скромным бюджетом, и Провидение бы не помогло. А, вообще, это безобразие, что в Кронштадт нельзя нормально приехать на велосипеде.

Ура! По парку музею Ораниенбаум можно легально кататься на велосипеде. Девять лет назад было нельзя. А там такие расстояния, что только на велосипеде и надо там перемещаться. Во дворцы и музеи мы не заглядываем, ограничиваемся внешним осмотром.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Катаемся по великолепным аллеям с дубами и липами в три обхвата. Стоит одурманивающий, лучший в мире аромат липы. Сидим на лавочках у пруда, как когда-то сидели тут фрейлины всякие и царедворцы, пытаемся опять отрешиться от суеты внешнего мира. Но начинается дождь – разносчик мировой суеты. Ибо надо вскакивать и что-то делать, одеваться или искать укрытие. Мы просто двигаемся дальше.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

В Петергофе пристегнули велосипеды возле касс, и пошли в нижний парк. Погода опять наладилась. Гуляем, наслаждаемся.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Еще такой нюанс: Уже завтра в Санкт-Петербург приедут наши жены, а у меня еще и сын, и дочка, и внучка. И мы целую неделю будем с ними наслаждаться северной Венецией. Андрей вот точно знает, что обязательно повезет сюда жену. Поэтому можно и закончить прогулку, тем более что переживаем за сохранность велосипедов.

Дальше хотели через парк Александрия проехать по велодорожке до Стрельны. Но выяснилось, что сейчас парк насквозь проехать нельзя, со стороны Стрельны он вроде бы закрыт. Поэтому едем до Стрельны по трассе и там сворачиваем на Волхонское шоссе. Курс наш лежит на Пушкин. Едем не по треку. Волхонское шоссе вдруг закончилось тупиком, уткнувшись в гигантскую развязку, ведущую на КАД. Тут мы стали плутать. Но нашлись добрые люди, показали и даже проводили, до тропинки под виадуками, по которой можно пройти и вновь выехать на Волхонское шоссе.

Приехали в Пушкин прямо к «Дворцам». У Андрея возникла идея найти «гест хаус» и там переночевать, чтобы завтра помытыми и побритыми достойно встретить своих жен. Возле Екатерининского дворца увидели компанию парней с велосипедами. Спросили насчет «гестов». У них, как у всех нормальных людей, Интернет при себе. Они тут же обзвонили все Царскосельские гостиницы и частные притоны. Нашли самую дешевую и самоотверженно проводили через весь город к гостинице, которая находится на отшибе, за железной дорогой.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Ребята, Игорь Котельников, Андрей Коробков, Антон. Великое Вам Спасибо!

 

27.07.2015. Пробег 23 километра.

Утро дождливое.

К 09.00. едем к «Дворцам». Сначала катаемся по Александровскому парку. Хотя на въезде висит знак, что на велосипедах передвигаться запрещено, охранники нам говорят, что можно и пропускают. Объехали все закоулки великолепного парка.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Выбираемся из дебрей Александровского парка и опять пристегиваем велосипеды к ограде возле лотка с сувенирами. Теперь уже пешком идем гулять по Екатерининскому парку. Все эти парки - шедевры паркового искусства, и нам и сюда еще предстоит вернуться с женами.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Этот персонаж, явно какой-нибудь мудрец или философ.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

И вот уже пришло время, ехать в Пулково, встречать жен.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Все. Путешествие наше успешно завершено. Пакуем велосипеды. Мы встречаем жен, а всех нас встречают наши родственники и развозят по разным углам Санкт-Петербурга.

Впереди у меня неделя отдыха на берегах волшебного озера Отрадное в Приозерском районе, прогулки с женой детьми и внучкой по сосновым лесам, поедание черники и малины, купание в холодных, но Отрадных водах. У Андрея неделя семейных экскурсий по Питеру. Его походная закалка позволила им с женой проглотить за эту неделю столько, сколько иной петербуржец за полжизни не переварит. Но этот питательно-познавательный процесс уже за рамками нашего путешествия.

…Уже через два дня после прилета домой, Андрей отправился в следующий велопоход по Алтаю.

Выводы и рекомендации:

1. «Хороший велосипед, хорошее путешествие, замешанное на медитативном созерцании подлунного Мира. Что еще нужно, чтобы отсрочить неминуемое наступление старости?»

Приносим извинения! При данном разрешении экрана отчет доступен в режиме чтения:
https://robinzon-nk.ru/m-reports/bike/42