бесплатная доставка
бесплатная доставка

Ваши отчеты • Русский Север. Часть 1. Велоотчет.

Предисловие №1.

Ровно двадцать лет назад я проехал на велосипеде по «Золотому кольцу» России и тогда я прочувствовал то, что называется: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет»!

После ряда в некоторой степени экзотических закордонных путешествий мне остро захотелось опять почувствовать этот «русский дух» в северных и суровых ландшафтах Вологодской, Архангельской, Ленинградской областей и республики Карелия. В этих регионах пресловутый «русский дух» никуда не исчез, и древние православные святыни, и еще более древние языческие Боги и персонажи русских былин продолжают испускать свои эманации на местных жителей и заезжих любопытных туристов.

По моим субъективным ощущениям, к востоку от Урала, даже в таких старинных городах, как Томск и Иркутск, несмотря на остатки резных наличников, Русью вовсе не пахнет, а пахнет, как раз именно Сибирью. Когда-нибудь, возможно, новый национальный гений напишет, что-то такое:

«Вольный дух сибирских просторов,

Чует дикий тунгус, пожевав мухоморов».

В это путешествие мы поехали вдвоем с Андреем Головиным. С ним мы не так давно путешествовали по Юго-Восточной Азии и успешно сумели прочувствовать «лаосский дух» и «вьетнамский дух». А это, кстати, абсолютно разные духи.

Изначально примитивный ход моей мысли по поводу предстоящего маршрута был таков: Вологда – Онежское озеро – Белое море - Соловецкие острова – участок дремучей Карелии – Ладога - Валаам – Санкт-Петербург. В ходе разработки маршрута, мы с Андреем неожиданно для себя открывали все новые точки с древними кремлями, монастырями и храмами.

Почему стартовать я решил из Вологды? Есть банальные причины и небанальные. Банальная причина – просто хотелось побывать в «Вологде-где, в доме, где резной палисад», в городе, где есть древний кремль, а значит точно, там «Русью пахнет». К тому же Вологодская область – это край множества озер с русалками и дремучих лесов с лешими и кикиморами.

Небанальная причина – Мой родной дед, Белых Александр Иванович, погибший в 1943 году, родился в Вологодской области в деревне Ершиха в 1900 году. Вот в этой деревне мне и хотелось побывать, посмотреть, откуда мои корни, может встретить однофамильцев. Однако, в ходе подготовки к путешествию выяснилось, что в деревне давно нет постоянных жителей, и вроде бы и ехать туда незачем. Но уже в голове все улеглось, нитка маршрута вписалась в нейронную сеть мозга и пока мы дома, возле теплого сортира, планы наши остаются неизменны.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Нитка маршрута: Вологда – Сокол - дер. Ершиха – Устье – Кубенское – Ферапонтово – Кириллов – Белозерск – Липин Бор – Каргополь – Пудож – Медвежьегорск – (поезд) Кемь – Соловецкие острова – Беломорск – Волдозеро – Шалговара – Суккозеро – Поросозеро – Питкяранта – Сортавала – о. Валаам – Приозерск – Выборг – Сестрорецк – Кронштадт – Петергоф – Пушкин – аэропорт Пулково.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых. Велосипед.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых. Корабль.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых. Поезд.

Трек: https://www.gpsies.com/map.do?fileId=oktzmkysbzkptweq

Сроки похода: 04.07.2015. – 27.07.2015.

Протяженность маршрута: 2470 километров.

Из них 1550 км – асфальт, 920 км – грунт.

 

Участники:

Николай Белых, 1961г.р.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Андрей Головин, 1967г.р.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

 

Предисловие №2.

Стороннему наблюдателю показалось бы, что мы едем во внешнем пространстве. И нам самим так часто казалось. На самом деле наше путешествие протекало где-то на границе внешнего и духовного мира. Мы периодически проваливались в иррациональность духовного пространства, но оттуда нас быстро выплевывало в иллюзию объективной реальности, данную нам в субъективных ощущениях, ибо души наши еще не крепки, чтоб пребывать там долго. Вот этими впечатлениями от провалов в духовный мир я и хочу поделиться.

 

Путешествие.

01.07.2015. на перроне Новокузнецкого вокзала нас провожают жены и друзья-соратники - такие же разносчики велосипедной инфекции в нашем регионе. Поезд скорый, и через двое суток мы в Вологде.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

 

04.07.2015. Пробег 138 километров.

Наступление темного времени суток близится, и мы из вагона тащимся в здание вокзала, кемарим на лавках до рассвета. Со сменой дня и ночи пока такая история: в 23.00. – уже сумрачно, почти темно, в 02.00. – еще сумрачно, почти светло, в 02.30. – полностью светло.

Мы выходим собирать велосипеды. Несмотря на ночное время, к нам подходят, то полицейские, то мутные личности асоциального вида. Тут и произошел эпизод прямо из духовного мира. Ко мне подвалил помятый хмырь и слезливо сообщил, что ему сегодня 52 года. По этой причине он болеет и ему надо всего 5 рублей для полного счастья. Я не жмот, и всегда в таких случаях делюсь сообразной суммой, но тут сам не знаю почему, сказал, что, мол, сами мы люди низкобюджетные, с хлеба на квас перебиваемся. Да еще и поглумился, заметив, что на вид ему все 70, это как бы в назидание. Мужичок мгновенно изменил линию поведения, радостно хлопнул меня по плечу и прокричав в ухо: «Ну, удачи вам, мужики!» просто не ушел, а рраз, и испарился, как Коровьев у Булгакова. Вот сразу же такая неприятная волна прошла по организму. Всегда надо давать, когда просят. Если не материальное, то хоть слово теплое какое-то. Самое-то главное, что уже ученый я, уже были у меня в путешествиях на заре моей велосипедной юности случаи один в один. И вот опять споткнулся.

Уже точно знаю, что скоро придется пожинать плоды. Законы духовного мира неумолимы, от них не увильнешь, как можно иной раз увильнуть от законов юридических.

А во внешнем мире мы едем к Вологодскому кремлю на берег тихой речки Вологды. Кремль заложен в 1567 году по приказу Ивана Грозного, как крепость. Внутрь, конечно, не попасть. Но и снаружи атмосфера, та самая - искомая: благостное спокойствие древнего патриархального русского города, не озабоченного нападением кочевников. О! Вот и они – не совсем, правда, кочевники, но чернявые граждане не славянской внешности – гуляют с русскими красавицами. Как и во всех остальных исконно русских краях и весях идет бурный процесс ассимиляции инородцев.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Приятной неожиданностью явилось наличие реального «дома, где резной палисад». Там даже есть музей народных ремесел, но время пока ночное – все музеи закрыты. Вологда мне чем-то смутно напомнила Торжок.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Выехали из Вологды по трассе на Архангельск. На окраине Вологды завернули к Спасо-Прилуцкому монастырю. Это один из самых древних и больших монастырей Русского Севера. Основан он в 1371 году учеником Сергия Радонежского святым Дмитрием Прилуцким. Но опять же ввиду раннего времени, осмотреть монастырь можно только снаружи.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Вот такие транспаранты на архангельской трассе.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

С трассы свернули к районному центру Сокол. Городок – сплошной ДОК (деревообрабатывающий комбинат), и русский дух здесь вышибается запахом свежих бревен. Поражает, как много бараков в городке. Эти бараки будут мозолить нам глаза на протяжении всего путешествия, во всех небольших городках и поселках России.

Небо, вдруг почернело.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Начинается сильный дождь, который, то усиливаясь, то ослабевая, идет весь день. Едем среди глухих сосновых боров со мхами и черничником.

За мостом через реку Кубену асфальт кончается. Едем по стиральной доске мокрого песка вверх по Кубене. Скоро велосипеды начинают скрипеть всеми своими членами и сочленениями.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Дождь усиливается. Останавливаемся вскипятить чайку. И, вдруг, вижу – навигатор не маячит. А батарейки в нем были новенькие. Меняю батарейки, и, как и в прошлом походе во Вьетнаме, все треки и маршрутные точки пропали. Теперь даже точку нахождения Ершихи найти проблематично. Чем дальше дорога, тем она хуже, дождь сильней, а скрип велосипеда страшней. Проезжаем несколько деревень. Все они полузаброшены. Многим избушкам не хватает курьих ножек. От редких оставшихся обитателей получаем информацию, что дорога через пять километров закончится, дальше будут только тропы по лесам и болотам. О деревне Ершиха даже никто и слыхом не слыхивал. А ведь до нее по навигатору было всего 20 километров. Уже по виду этих деревень понятно, что в таком случае от Ершихи и следа не осталось.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Принимаю решение не истязать велосипеды и возвращаться. Очевидно, что даже если мы эту Ершиху как-то без навигатора опознаем, то пробиться оттуда напрямую, по лесам и болотам на трассу А-119, не возвращаясь на большую дорогу, не получится. А если получится, то придется затратить столько сил и времени, что из своего и так жесткого, если не сказать, жестокого графика, мы непременно выбьемся. Представление о своих исторических корнях я уже получил. Дальнейшее достижение географической точки бессмысленно. Ершиха - не северный полюс и не Эверест.

На обратном пути делаем небольшой крюк, заезжаем в райцентр с названием Устье. Расположено Устье на красивом берегу Кубены при впадении ее в озеро Кубенское. Озеро имеет длину 54 километра и ширину 12 километров. Входит одновременно и в водную систему Северной Двины и в Волго-Балтийскую систему.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Тут нам приходит идея попытаться сократить наш путь километров на 80 и одновременно повысить интересность. Ищем в Устье посудину, которая может вывести нас в озеро и переправить на противоположную его сторону. Сегодня суббота и на причалах тишина. Очень понравилось нам отношение местных жителей, которые всячески пытались нам помочь в этих поисках. Но быстро остыть пришлось нам самим. Цена за такую перевозку выходила нам не по зубам.

Едем дальше назад, и за мостом через Кубену в сосновом бору на мягкой моховой подстилке ставим палатку. Время только 16 часов, но мы уже проехали 138 километров, и голова не держится, хочется спать.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

 

05.07.2015. Пробег 139 километров.

Утро второго дня пасмурное и холодное. Еще не проснулись, а у меня уже болит колено. Подъем в 04.30. Очищаем узлы и агрегаты от песка. Обнаруживаю на задней покрышке боковой порыв. Камера уже вылупилась грыжей, как только не взорвалась. Понадеявшись на мощность и выносливость своих покрышек Schwalbe smart sam и отсутствие горных дорог, я не взял запаску. А ведь зарекался.

Зашиваю покрышку капроновыми нитками, изнутри наляпываю заплатку. Стартуем и через 57 километров сворачиваем на трассу на Медвежьегорск. Еще через 4 километра у села Борилово уходим с трассы и снова едем по каменисто-песчанной гребенке к юго-восточной оконечности озера Кубенского. В стороне от дороги на фоне серого неба узрели лучезарный храм, и нас как гвоздики к магниту притянуло к этому храму. Там погост села Кулемасово, а храм еще на реставрации высится куполами среди окружающего бурьяна. И притянул он не только нас, но и еще нескольких автотуристов.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

После большого села Кубенского выезжаем на трассу и едем в направлении города Кириллова. Ветер встречный. Подъемы в 4% даются тяжело, трафик жестокий, видов никаких, одна асфальтовая пахота. Очень сильно болит колено. Весь день ощущал странный дискомфорт в области ахилла. Вечером обнаружил, что ахилл распух. Это при том, что педалирование совсем его не нагружает. Пешком передвигаюсь с трудом, прыгаю на одной ножке.

И навигатор, и покрышка, и колено, и ахилл определенно следствие благословения вчерашнего ночного именинника.

На ночь встаем в какой-то деревушке возле заброшенной, либо школы, либо больницы. Сегодня почти не снимали – нечего было.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

 

06.07.2015. Пробег 118 километров.

Следующее утро радует ясным небом и огорчает температурой +2°. Проехали Волго-Балтийский канал.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Через 35 километров приехали в Ферапонтово. На берегу прекрасного озера монастырь и в нем же музей. Картинка напоминает что-то среднее между Левитановским «Над вечным покоем» и Поленовским «Московским двориком». Атмосфера очень благостная.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Монастырь был основан в 1397 году святым Ферапонтом. Здесь сохранился уникальный по чистоте ансамбль архитектуры и стенописи допетровского времени. В 2000 году монастырь внесен в список объектов Всемирного Наследия ЮНЕСКО. В числе прочих крупных церковных деятелей, боровшихся за приоритет церковной власти в государстве, здесь отбывал десятилетнюю ссылку автор церковного раскола, бывший патриарх Никон.

Еще 18 километров и мы приезжаем в город Кириллов и спешим посетить Кирилло-Белозерский музей-монастырь-крепость на берегу Сиверского озера. Мощная крепость так здорово вписана в природный ландшафт озера, что за прошедшие века стала неотъемлемой частью этого ландшафта.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Монастырь очень большой. Обойти все его музеи никаких ни сил, ни времени не хватит. На это надо, как минимум потратить целый день. Обходим то, что представляется нам наиболее интересным. Монастырь имеет богатейшую историю. Но все экскурсы в историю, я минимизирую. Замечу только, что патриарх Никон и здесь засветился, провел последние 5 лет своей жизни. А в Смутное время монастырь выдержал осаду и отбил несколько нападений польских и литовских интервентов.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

После Кириллова едем в древний город Белозерск. Подкатились к парому через Шексну. Паром ждали не более 10 минут и столько же переправлялись. Переправа бесплатная. На этом пути встретили сначала двух питерцев, которые едут на велосипедах из Питера в Новороссийск по Волго-Балтийскому каналу. Затем одинокого москвича Дмитрия Навроцкого, который едет из Гродно в Москву уже 35-й день.

В Белозерске решили попытаться устроиться в гостиницу, дабы зарядить гаджеты. В обычных гостиницах нет мест, а в фешенебельных - цена за гранью наших представлений о добре и зле. Но нам повезло. Добрые люди подсказали, и мы нашли частную гостиницу и устроились в недостроенный номер всего за 500 рублей на двоих. Получаем из Новокузнецка свои пропавшие треки и маршрутные точки, заново забиваем в навигатор.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Третий день мы находимся в среде, где все «Окают». Это бывает немного смешно, когда, например, очень красивая девушка в магазине говорит: «Возьмите, пожалуйста, молоко». Хотя, по сути, они говорят грамотным литературным русским языком. Как пишется, так и говорится. И мы среди себя наблюдаем явление синхронизации – ловим себя, что тоже начинаем невольно окать. Трудно, кстати представить, что окающий человек может быть недобрым. Пока нам попадаются на нашем пути только добрые люди. И даже водители в этих маленьких городках исключительно корректны и предупредительны. Уступают, практически на каждом перекрестке, даже когда имеют бесспорное преимущество. Останавливаются и ждут, когда ты с второстепенной проедешь. Обгоняют сверхаккуратно, не хуже, чем в Германии.

 

07.07.2015. Пробег 141 километр.

Ночью те же +2. Вот так июль в России. В 07.30. выдвигаемся объезжать достопримечательности Белозерска.

Белозерск – один из древнейших городов России. Впервые упомянут в Повести временных лет под 862 годом, как город Белоозеро, участвовавший в призвании варягов.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Заезжаем на земляной вал Белозерского кремля. Когда-то на валу были стены и башни. Снесены они были по причине ветхости еще в 1771 году. Вал и ров для воды под ним поражают своей масштабностью. Это самый большой земляной вал из сохранившихся в русских городах. Отсюда открывается вид на старинные храмы и на главную достопримечательность города – Белое озеро.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Площадь Белого озера 43х32 километра, то есть берегов не видно. И при сегодняшнем холодном ветре по озеру гуляют большие серые волны.

Самый молодой храм Всемилостивого спаса построен в 1723 году. Остальные – намного раньше. Иконы в храмах ветхие, но сведущие люди сказывают - очень действенные. С них дух неведомый снисходит на праведных и грешных. Поэтому народ здесь такой благостный и приветливый.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Последним в нашем списке значился храм Иоанна Предтечи. Мы долго не могли его найти, а когда нашли, то оказалось, что храм разрушен. Возле храма стояли десятка полтора женщин. Они нам сказали, что сегодня как раз праздник – день Иоанна Предтечи, и сейчас сюда приедет батюшка и проведет молебен о восстановлении храма. Они предложили нам остаться и поприсутствовать. Мы с Андреем с ходу всеми фибрами поняли, что это необходимо. Поэтому дружно притупили свои шила, торчащие из велосипедных беседок и безоговорочно решили остаться. Сейчас потеряем время, потом найдем в четырежды больше.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Отстояли молебен, а затем испросили у батюшки благословение на дальнейший путь. Благословение было получено, и камень с моей души шмякнулся оземь и разлетелся в прах.

По-хорошему, Белозерск – это место, где одного дня пребывания маловато. Надо бы побыть там чуть подольше, посидеть без спешки на берегу озера, помедитировать, побродить по старым улочкам, постоять под куполами храмов. Но нам надо спешить нас ждут еще более сильные места, в которых также надо будет на бегу контактировать с эманациями Высших Сил.

После очередной паромной переправы через Шексну катим с попутным ветерком по грунтовке до городка Липин Бор. Иногда пейзажи на нашем пути напоминают иллюстрации русских сказок про Алёнушку и братца Иванушку. То козье копытце встретится, то гуси-лебеди пролетят, то молочную реку с кисельными берегами переедем.

В деревне Ухтомка очень колоритный разрушенный храм. Общаемся с местной пожилой женщиной. Рассказывает, как в детстве лазили на колокольню. Сейчас уже это рискованно, совсем все разрушилось и обветшало.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Дорога постепенно заводит нас в аллею из корабельных сосен и ароматно цветущей липы.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Липин Бор такой же маленький уютный патриархальный городок, но кроме романтического названия никаких особых чудес в нем нет. Поэтому мы быстро закупаем продукты и катим дальше.

Выезжаем на трассу на Вытегру и по гладенькой ровненькой дороге быстро мчимся вперед, на северо-запад. Вокруг глухая тайга, красота, машин практически нет. Начинается сильный дождь на весь день. И холодина, аж уши отмерзают. Поэтому гоним в темпе, чтоб не околеть. Надо не проскочить хитрый поворот налево и под мост на Прокшино. Указателей нет, и даже с навигатором можно запутаться. От Прокшино самый короткий путь на Каргополь. За два километра до поворота на Прокшино был указатель направо на Солзу, причем по асфальту. Мы его проехали, так как по нашей информации асфальт будет недолго и дальше до Солзы дорога хуже и дальше, чем от Прокшино.

Пока едем по очень приятной песчаной грунтовке. Мужичок в Прокшино сказал, что через 10 километров будет речка Индоманка, и на ее берегу удобная стоянка. Мы и уперлись до этой речки. Ехать пришлось 19 километров. И, правда, перед мостом удобная полянка со столиком и лавочкой.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Только дождь так и продолжает нас долбать в симбиозе с комарами и мошкой. Но и счастье необъяснимое заполняет и надувает наши грудные клетки. Такая зыбкая субстанция это счастье. Его не соберешь в лукошко и не утащишь с собой в завтра и послезавтра. А вот сейчас свалилось вдруг на нас среди этой сырости. Сиди, хлебай кашку и пользуйся быстренько, пока оно не испарилось.

 

08.07.2015. Пробег 115 километров.

Утром моросящий дождь. 22 километра едем до деревни Солза. Дорога – лужи в полколеса, грязи, гати из бросовой рейки. И среди этих хлябей иногда, вдруг, возникают участки бетонных плит. Либо это остатки древних волоков из варяг в греки, либо стартовые площадки внеземных цивилизаций.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

От Солзы до Каргополя остается еще около 100 километров по хорошему ровному грейдеру. Это уже Архангельская область. Пейзаж несколько отличается от Вологодского. Здесь почти полностью отсутствует рельеф, сосны ниже, а борщевик с обеих сторон дороги достигает трех метров высоты и стоит сплошной стеной.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Еще мы отметили, на всем нашем пути и в деревнях и в городах все собаки процентов на 90 мощные красивые породистые лайки. Лаек здесь гораздо больше, чем в Сибири, и все, как на подбор, хоть на выставку, хоть на медведя.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Завернули в большую деревню с нестандартным названием Философская. В деревне великое разнообразие заваленных на бок и вросших в землю и с заколоченными окнами и с развалившимися крышами обитаемых домов. Сразу видно, что население относится к жизни философски. Переехали речку Тихманьга по мосту, кривому в абсолютно всех плоскостях. Случайно выяснили, что в деревне проживает семья бывших новокузнечан. Передали привет.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Остановились, не доехав до Каргополя 4 километра. В Каргополь поедем завтра, шастать по церквам.

Колено мое почти перестало болеть, опухоль ахилла уменьшилась, зашитая покрышка пока не рвется.

 

09.07.2015. Пробег 154 километра.

Первое упоминание о Каргополе относится к 1380 году. Берега реки Онеги, одного из путей в Поморье, были заняты Новгородскими колонистами уже в XII веке. А в середине XIV века стали появляться монастыри. Во времена Ивана III сюда ссылали семьи пленных татарских ханов. Во времена Петра I сюда ссылали опальных бояр. Здесь же был казнен первый предводитель первого народного бунта Иван Болотников.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Объезжаем все церкви, набережную великой северной реки Онеги, колесим по улочкам. Онега – большая спокойная река, которая к Онежскому озеру не имеет никакого отношения, а вытекает из озера Лача и впадает в Белое море. На берегах ее продолжают жить потомки тех новгородских колонистов. Глядишь на спокойное течение реки, на купола с крестами над деревянными домиками, и непонятно, какой сейчас век - шестнадцатый или двадцать первый?

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

В 09.00. начинается дождь, который прекратится только в 18.00. Холодно и сыро. В церквях топят печи. Когда ты созерцаешь, как древняя бабуся шурудит дрова в древней каменной церковной печи с множеством хитрых дымоходных каналов, да еще в июле месяце, - вот это и есть погружение в русскую северную старину. Каргополь, как и Белозерск и Кириллов, практически город-музей. Только туристов здесь бывает не слишком много. Что в целом, может, и хорошо.

От Каргополя до границы с Карелией 70 километров гравийной дороги, периодически переходящей в бетонку и обратно. Карелия обрадовала гладким асфальтом и окончанием равнинного рельефа. Начались небольшие подъемчики и спуски. Все какое-то разнообразие в унылой равномерности вращения колес, планет и созвездий.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

И тут мы встретили трех велосипедистов, отдыхавших под дождиком на обочине. Оказались очень почтенные и уважаемые люди из Питера. Дмитрий Нагроцкий – 74 года, председатель федерации велотуризма Питера. И с ним две девушки пенсионного возраста, Фарида Улосевич и Ольга Орехова. Все бывалые туристы, прошедшие сотни маршрутов. Очень общительные позитивные и интересные люди. Продуктивно общались около часа под проливным дождем, покуда не околели. (Помнится, вчера, нами был встречен Дмитрий Навроцкий. По логике, завтра должен повстречаться очередной Дмитрий На?роцкий).

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

По роскошному асфальту катим 57 километров до деревни Кривцы. Трасса пустая. Только иногда земля трясется от обгоняющих лесовозов – они тут главные. Перед деревней Кривцы асфальт заканчивается, а грунтовка, ее сменившая - грязная, мокрая и кочковатая. Отъезжаем от деревни километров шесть и лезем в мокрый лес, ставить лагерь, жечь костер и сушиться.

Дождь кончился, и даже солнце нам успело посветить. У костра на нас опять накатывает неведомая благодать, и в палатку мы лезем обогретые, сухие и счастливые.

 

10.07.2015. Пробег 104 километра.

Утро солнечное. Через 18 километров приехали в Пудож. Пудож также старинный, XIV века город, но особых древностей, кроме привычных уже бараков советского периода, мы там не обнаружили ни в процессе подготовки, ни при очном знакомстве. Поэтому закупаем провизию и двигаем дальше. Сегодня у нас по плану ночевка на Онежском озере.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Промчавшись 104 километра, выезжаем на вожделенный берег Онежского озера. Красота, чайки, волны, сосны. Сегодня солнечно, но свежо. Мы неделю не мылись, не брились, не стирались. Быстро, пока солнце посылает какое-то минимальное тепло, выполняем все эти процедуры. Отмываем рюкзаки и велосипеды от тонны песка. Дел накопилось много.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Купаться удовольствия мало. И вода не черноморской температуры, и мы люди не северной закалки, а южносибирской. К тому же можно уйти к центру озера на полкилометра, а глубина будет все по колено. Остается только, Обозревать Окрестности Онежского Озера, медитировать, да общаться с ветром, который пытается что-то втолковать нам, а что – разобрать невозможно.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Очень хотелось бы побывать в Кижах. Но как мы дома ни выкраивали, посещение Кижей подразумевало или другой маршрут, или другой бюджет. Да я и был в Кижах, правда, в далёком 1977 году. Нас привозил туда тренер, когда мы были в Петрозаводске на соревнованиях. Мне было 16 лет, но я так хорошо все помню. Было еще холодней, чем сейчас. В Кижах продавали апельсины, которые были дефицитом и страшно редким лакомством. Причем, продавали только для интуристов. Было обидно. Вспомнилось, как после экскурсии, мы, трое подающих надежды боксеров, в ожидании обратного катера, выпендриваясь друг перед другом, купались в холодном озере. А потом получили нагоняй от тренера, потому что простывать во время соревнований запрещено. И много еще чего вспомнилось из тех безмятежно счастливых дней. И узрел я под онежским небом, что и все последующие дни, месяцы и годы также, несмотря ни на что, продолжали быть счастливыми и безмятежными.

 

11.07.2015. Пробег 127 километров.

Утро холодное. Дождя нет, но сильный встречный ветер. Гоним и гоним.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Перед Повенцом пересекли Беломорканал, сразу за которым построен деревянный храм в память о погибших на строительстве канала.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Один из служителей храма предложил нам купить у него козий сыр, произведенный им лично. А мы вчера с Андреем рассуждали о достоинствах сыров и согласились, что козий и овечий сыры – лучшие. А тут такая материализация. Конечно, мы проехали немного до его дома и купили у его жены головку сыра. Потом жалели, что не две.

В 15.00. приехали на вокзал города Медвежьегорска, который находится на северной оконечности Онежского озера. Станция называется: Медвежья Гора. Отсюда по плану мы должны на поезде доехать до станции Кемь. Купили билеты, набрали продуктов на предстоящие три дня на Соловках, посидели в уютном привокзальном кафе, зарядились.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

В 19.37 сели в поезд, залезли на полки, пытаясь максимально отоспаться.

 

12.07.2015. Пробег 42 километра.

В 00.45. прибыли в Кемь. Светло, как днем. То ли белые ночи, то ли полярный день. Собираемся и едем в Рабочеостровск, в порт. В порту гостиница, в гостинице ресепшен, на ресепшене продают билеты на Соловки. Билетов на утренний рейс корабля «Василий Косяков» нет. Есть только на 18.00. на какой-то дополнительный рейс. Но обнадежили, что утром перед посадкой может кто-то отказаться от брони, и тогда есть шанс сесть на корабль.

Ветер дьявольский, а холод сатанинский. Прямо рядом с причалом ставим палатку и лезем досыпать.

Недолгий сон под завывание ветра, и к 08.00. тащимся на причал. На причале ажиотаж. Таких, как мы, безбилетников, двадцать один человек. Распорядитель сурово сообщает, что ни одного лишнего на борт не возьмет. Если будет отказ от брони, возьмет ровно столько, сколько отказалось. Напряжение нарастает, кто окажется счастливчиком? Наконец кульминация. После долгой театральной паузы распорядитель начинает тыкать в счастливчиков и собирать с них по тыще. В число второй партии избранных попали и мы с Андреем. В итоге на корабль сели все желающие. Либо какая-то большая группа отказалась от брони, либо это был ежедневный талантливо разыгрываемый спектакль.

Отчаливаем.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Идем по Белому морю. В старину это море называли Студеным. Это единственное внутреннее море Северного Ледовитого океана. Публика пока щелкает фотоаппаратами, затем народ околевает и лезет в переполненное пассажирское отделение.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

В 10.00. Прибыли на Соловки.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Ну, вот оно, ключевая точка путешествия, многолетняя мечта т. д. Пока толкаемся по поселку, разбираемся, что к чему. Все вокруг так буднично и делово. Многочисленные паломники и волонтеры степенно передвигаются по своим делам. Многочисленные, суетные туристы, вроде нас, быстро перестают суетиться и степенно передвигаются в своем безделии.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Сила этого места начинает ощущаться после первого взгляда на стены монастыря, выложенные из огромных валунов. Может быть, будет громко сказано, но из стены этой, от этих камней исходит реальная сила тех людей, которые эти камни ворочали, стены эти воздвигали. Я нисколько не сомневаюсь, что современным людям построить такое вручную никак не по силам. Кишка сейчас у людей совсем истончилась. Нет сейчас в людях той веры, той духовной силы, которая позволяет такие творения возводить. И религиозность здесь вовсе не причем.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Кроме того, что основан монастырь в 1436 году монахами Германом и Зосимой, больше я истории касаться не буду. А нас продолжает преследовать удача. Сегодня опять какой-то праздник и крестный ход и после него богослужение. Нам все это интересно, и мы принимаем в нем участие. Затем, сегодня ярмарка. Со всей Карелии и Архангельской области съезжаются умельцы и торгуют своими поделками.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Один из обязательных пунктов нашего Соловецкого плана – посещение острова Анзер. Записались на экскурсию на послезавтра. В поселке два больших пункта проката велосипедов. В придачу к велосипедам выдают даже резиновые сапоги. Популярность проката большая, велосипедистов по острову разъезжает много. На острове существует палаточный городок, мы подъехали, полюбопытствовали. Проживание в своей палатке стоит 200 рублей с человека. Но мы пока проигнорировали и поехали по своему треку.

Первыми в нашем списке значатся Филипповские садки. Садки представляют собой небольшой заливчик Белого моря, перегороженный рукотворной дамбой из валунов. Сюда монахи запускали выловленную рыбу, чтобы создать продовольственный запас. Место потрясающе красивое. Мы начинаем знакомиться с очарованием Соловецких озер, которых на островах более пятисот.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Следующий пункт – ботанический сад.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Расположен он в Макарьевой пустыни. Место защищено от морских ветров, и три склона холмов имеют южную экспозицию. С XIX века здесь сложилась коллекция разнообразных растений. Их сажали монахи, затем работники исправительных лагерей, затем энтузиасты советского времени. Я лично большой любитель ботаники и ботанических садов. И Соловецкий сад не разочаровал, а даже очаровал своими вполне южными растениями, произрастающими среди здешней суровости.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Аллея нехарактерной для Соловков лиственницы.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Далее мы едем на Секирную гору. Это одна из интереснейших и в то же время страшных достопримечательностей Соловецких островов. На Секирной горе, высотой 73,5 метра расположен Свято-Вознесенский храм, который являлся одновременно маяком.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Во времена Гулага здесь был печально известный штрафной изолятор. Люди в нем гибли тысячами. А у подножия горы производились массовые расстрелы заключенных. Мы с Андреем буквально пред поездкой прочитали великолепный роман Захара Прилепина «Обитель». Роман о Соловецком лагере СЛОН. Ужасы штрафного изолятора на Секирной горе там хорошо описаны. Мы вот в июле в теплой одежде здесь мерзнем. А тогда здесь людей вообще без одежды держали глубокой осенью. Мало, кто живым вышел, пройдя через сидение на горе Секирной.

Сейчас возле храма устроена смотровая площадка. С нее открывается великолепная панорама северной части Большого Соловецкого острова.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Мы пристроились к одной из экскурсионных групп. Экскурсовод не просто очень интересно рассказывал, он одновременно проповедовал. Говорил о том, что храм этот выстоял и не был разрушен в тяжелейшие времена, потому что был и маяком. И он так тонко призывал всех присутствующих быть маяками и нести свет. «И тогда ничто, братья и сестры, Вас не разрушит!»

На ночь остановились на поляне на берегу одного из небольших озер. Поляна оборудована кострищем, столиком. Мусор, к сожалению, присутствует.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Сегодня беседовали с пожилым монахом. Он сказал, что жизнь тут прожил, но такого холодного и дождливого июля не помнит. Еще сказал, что погода изменится, как только уедут какие-то иностранцы, как мы поняли, не православные. Я тут же вспомнил, как в дебрях Алтайских гор один охотник нам сказал, что погода испортилась потому, что мы – чужаки, сюда пришли, духов потревожили. Это удивительно, что православный монах и кочевой язычник, мыслят одинаковыми категориями.

 

13.07.2015. Пробег 53 километра.

Спим впервые так долго в новой истории. Завели будильник на 07.00. Но проигнорировали и спим. Дождь долбит по палатке. Погода еще сильней ухудшается? Еще батальон иностранцев прибывает? Вроде вчера и солнышко сквозь тучи видели, и кусочки неба синего.

Едем по треку по грязям и лужам.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Выезжаем на северный берег острова к мысу Сосновка. Тут какая-то разваленная старина. Лодки стоят, палатки, но рыбаки еще спят. Море по-настоящему студеное – дует ветром, брызжет дождем.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Какой-то сарай с древним агрегатом.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Мы планировали объехать остров по периметру. И дальше надо продолжать путь по берегу, обходя губу без дороги, по мху и болотам. Признаюсь, я включил задний ход. Так неохота было лезть в эту мокротень при отсутствии должной мотивации.

Возвращаемся в поселок с заездом к Исакиевскому скиту. В поселке случайно натыкаемся на экспозицию, посвященную памяти жертв СЛОНа. Сегодня как раз день памяти, и вход бесплатный. Многие фамилии реальных персонажей знакомы по роману «Обитель». Да и сама жизнь заключенных в романе описана так, что сейчас даже места узнаешь.

Далее у нас по плану посещение острова Большая Муксалма. До острова ровно 10 километров грязной дороги. Не везде дорога проезжабельна. Часто приходится идти пешком по жердям и досточкам.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Между Большим Соловецким островом и Большой Муксалмой в 1871 году была возведена дамба. Длина дамбы 1200 метров, ширина от 6 до 15 метров, высота до 4 метров. И опять же все из валунов и все вручную. Исторически на Большой Муксалме были устроены скотные дворы, так как на Большом Соловецком содержать скотину было запрещено, дабы не осквернить обитель. Вот для коммуникации скотины и людей и была сооружена дамба.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

На острове ведется восстановление тамошнего скита.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Возвращаемся на Большой Соловецкий и попадаем на очередное богослужение в храме. Затем едем в палаточный городок. Собственно он нам не нужен, можно запросто поставить палатку, где угодно на отшибе в красивейшем месте. Но нам надо завтра на весь день где-то пристроить велосипеды. И мы решили вручить их попечению администрации палаточного городка.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Уже который день ноги насквозь мокрые. Бахилы совсем не спасают. В таком климате нужны утепленные резиновые сапоги.

 

14.07.2015. Пробегом 2 километра можно пренебречь.

Подъем в 04.00. Пасмурно, моросящий дождь. Оставляем велосипеды у сторожки, и к 06.00. идем к одной из башен кремля. Там собираются паломники на Анзер. Собираются три группы по 40 человек. Нужно пройти 3 километра пешком до причала в Долгой губе. Идем с церковными песнопениями. С нами большая группа из Луганской области. Люди все церковные. Среди них профессиональные певчие. Вот они и запевают разные церковные гимны сообразно ситуации.

На причале садимся на кораблики и 1,5 часа пилим до мыса Кеньга острова Анзер. На берегу, несмотря на сильный ветер, заедает мошка. Гиды наши – православные волонтеры, приезжают на Соловки потрудиться во Славу Божию. Целый день мы будем сегодня ходить по острову по деревянным мосткам от одного святого места к другому.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Все посещения святых мест начинаются и заканчиваются песнопениями. И остаться здесь равнодушным наблюдателем этих ритуалов невозможно. Обязательно какая-то струнка в душе дрогнет, какое-то темное пятнышко в душе высветлится у любого безбожника.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Наш гид рассказывает очень интересно, и погружает нас в далекую историю жития первых преподобных иноков. Поражает, на какие духовные подвиги были способны люди той эпохи. Очень удивлюсь, если окажется, что и в наше время такие люди есть. Ибо количество и изощренность современных соблазнов выросло тысячекратно, а от оскверняющего информационного потока ни в каком отдаленном скиту не скроешься.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

И, кстати, здесь на Анзере принимал постриг в Свято-Троицком скиту тридцатилетний будущий патриарх Никон. Правда, через 4 года, вступив в конфликт с настоятелем, бежал из скита. Мы таки постоянно натыкаемся на его следы.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Поднимаемся на гору Голгофа высотой 64 метра. В XVIII веке Святой Иов Анзерский организовал здесь Голгофо-Распятский скит. Среди луганчан, кроме певчих, есть два священника. Они вместе с местным священником проводят молебен об установлении мира на Украине.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Вечером возвращаемся на Большой Соловецкий, бегом бежим за велосипедами и катим на пристань. Практически на ходу заскакиваем на отходящий теплоход «Сапфир». В Кемь ходит небольшой кораблик «Василий Косяков», а в Беломорск – большой кораблище «Сапфир».

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Очень и очень жалко покидать Соловки вот так впопыхах. Мы многого не увидели, не прочувствовали. С наскока Соловки в себя не затолкаешь. Да и не с наскока не затолкаешь. Да и, вообще ничего в себя не затолкаешь, сколько не сиди не глотай. Промелькнет все плохое и хорошее, словно за окошком скорого поезда, только начал включаться, что-то понимать, а тут и сказочке конец.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Сапфир – комфортабельный корабль. Хочешь, кофе подадут, хочешь коньяк. В салонах смотрят фильмы на Карельские темы. В одном – «И на камнях растут деревья» в другом - «Юнга северного флота». Смотрим, ностальгируем.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Высадились в порту Беломорска. Проехали полтора километра и встали тут же на территории порта в елочках на берегу озерца. Ночь настолько холодная, что слова: «Ледяное дыхание Арктики» мы почувствовали буквально.

 

15.07.2015. Пробег 130 километров.

Холодно и пасмурно. Проезжая Беломорск, трижды пересекаем по мосту многоводную быструю реку Выг. Большая часть города располагается практически на островах этой реки.

Почему-то вспомнилось, что недавно был на нашем пути Белозерск. А не так давно на Кавказе был и Белореченск.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

В нескольких километрах от Беломорска по указателю сворачиваем вправо к петроглифам.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Место это называется Залавруга. Здесь местонахождение большого количества наскальных изображений. Залавруга расположена на берегу пересохшей протоки реки Выг. Гладкие открытые участки скалы стали использоваться художниками неолита в качестве полотен для изобразительного творчества.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Основные сюжеты – изображения оленей, сцены охоты на морского зверя. Также мы усмотрели очевидную сцену классического лыжного похода. Возраст художников, а следовательно и их творений 3-4 тысячи лет.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Русский север. Велоотчет. Николай Белых.

Через 38 километров выезжаем на трассу «Кола» Петрозаводск – Мурманск. Рельеф – идеальный, пологие подъемы и спуски. Ветер в спину. Но федеральная трасса – есть федеральная трасса. Фуры докучают. На трассе массово продают морошку. Цена – 500 рублей за литр. Высокую цену продавцы оправдывают великой трудностью сбора и великой полезностью ягоды. Хотя вкус у морошки совсем не выдающийся.

Промчали по этой трассе почти 90 километров и с облегчением свернули на грунтовку на Волдозеро. Нам предстоит четыре дня ехать по грунтам, по одним из самых красивых мест Карелии.

Приносим извинения! При данном разрешении экрана отчет доступен в режиме чтения:
https://robinzon-nk.ru/m-reports/bike/41