бесплатная доставка
бесплатная доставка

Ваши отчеты • Западный Саян 2012 (в гостях у Агафьи Лыковой)

Предисловие

Некоторых членов нашего коллектива давно мучило навязчивое желание побывать в «таежном тупике», в гостях у Агафьи Лыковой. Своими глазами увидеть ее быт, своими ушами услышать ее своеобразный говор.

Еще одиннадцать лет назад, в 2001 году в рамках похода из поселка Мрассу на горячий ключ на реке Бедуй, мы пытались это сделать, но тогда из-за тяжелейшего тропления не смогли уложиться по времени на прохождение «лишних» ста двадцати километров.

И вот, в этом году наш хитроумный командир придумал довольно симпатичный и логичный маршрут, с заходом из поселка Бийка на Бедуй. И далее с прохождением двух непростых перевалов выйти по правому притоку Абакана, реке Кокяжам прямо в устье Ерината на заимку Лыковых. Таким образом, мы планировали иметь удовольствие минимум от двух дней пребывания в теплых целебных водах горячего ключа, прохождение красивого маршрута со сложными перевалами и красивыми каньонами и посещение вожделенной бабушки.

Был продуман и запасной вариант. В случае непрохождения перевала р. Каирсу – р. Кокяжам, к Агафье мы попадали, спустившись вниз по Каирсу, и сделав радиалку приблизительно в 15 километров от устья Каирсу до устья Ерината. Этим вариантом нам в итоге и пришлось воспользоваться.

Но, по порядку:

До Бийки и обратно нас взялся доставить на своей машине наш старый товарищ, известный лыжный турист Анатолий Мешков.

У другого нашего старого товарища по туризму – Олега Сычева в Бийке свой дом, который он превратил в турбазу. Олег взялся доставить до Бедуя на снегоходе значительную часть нашего груза. Теперь мы могли стартовые 75 километров отрезка Бийка – Бедуй пройти налегке за пару дней, а не за 3-4 дня, если бы шли перегруженные начальным весом. А экономия дней в нашем напряженном графике очень актуальна.

Фактический маршрут: п. Бийка – пер. р. Байгол – р. Албас – р. Б. Абакан – р. Бедуй (дневка) – оз. Бедуйское – р. Казырсуг – пер. 2250м – р. Колбалусу – р. Каирсу – оз. Каирсуну-Экикуль – р. Каирсу – р. Б. Абакан – р. Еринат – р. Б. Абакан – Бедуй (дневка) – р. Албас – оз. Садринское – п. Бийка.

 

Состав команды


Суздальцев Евгений Валерьевич, 1946г.р. – руководитель.


Гладков Сергей Константинович, 1948г.р.


Логинов Александр Афанасьевич, 1955г.р.


Белых Николай, 1961г.р.



Майснер Юрий, 1961г.р.


Басалаев Андрей, 1971г.р.


Гаськов Сергей, 1971г.р.

 

Краткое изложение событий

23.02.2012

Событий – минимум. В 08.40. Загрузились в машины. Едва успели о чем-то поболтать, как в 15.00. прибыли в Бийку.

Далее обычные хозяйственные дела. Прорубание проруби сквозь четыре фуфайки, вмерзшие в лед, унесло полтора часа нашей жизни, но оказалось бессмысленным занятием. Продолбив полметра фуфаечно-ледовой субстанции, мы убедились, что река в этом месте промерзла до дна. Но мы тут же наполнили это свое долбобление большим смыслом – ибо все в жизни необходимо незамедлительно наполнять смыслом. Так творческую разминку с тяжелым ломом можно обозвать тренировкой плечевого пояса на физическом плане, и подавлением своего «эго» на психическом плане.

Затем вечернее скромное застолье с возвращением «эга» в исходное состояние.

Очень хочу сказать несколько слов о хозяине – Олеге Сычеве. Человек, в 23 года из-за болезни потерявший ногу. Совершил массу горных походов на протезе. Занимается ремонтом машин, держит коней и планирует развивать конный туризм. Впрочем, как и снегоходный. Вот для этого и создал эту базу. Деятельный неугомонный человек, который по-настоящему сражается за жизнь и свое здоровье.

 

24.02.2012

С утра -23°, ясно. Олег Сычев подвез нас на своем Уазике 15 километров до лесосеки. Дальше автомобильной дороги нет. Зато снегоходная дорога не просто укатана, а раскатана тысячью снегоходов вдребезги.

По количеству оставленных на лесосеке машин можно судить, сколько народу присутствует на горячем ключе. Мы узрели, что человечество стремится максимально заполонить Бедуйские склоны.

В 11.30. начинаем движение вверх по реке Байгол. В 13.00. обедаем, и до 18.30. лезем в очень крутой перевал по обледеневшему снегоходному следу. Практически на каждом дереве с двух сторон затески. Ночуем на перевале, прямо на линии границы республики Алтай и республики Хакассия.

Согласно GPS, встроенному в голове командира, мы прошли сегодня 24 километра.

 

25.02.2012

Температура -18°, ясно. В 08.20. Начинаем спуск с перевала в верховья реки Албас.

В 10.00. прикатились к избе на верхнем Албасе. В избе 10 человек. Москвичи на горных лыжах, барнаульцы и анжеро-судженцы. Видимо, «Интернетная» команда. Мы стали уже догадываться, что будет много лыжных групп, которые идут на Бедуй и назад без палатки, от избы до избы.

Ровно три часа бежим 14 километров до избы на Абакане, в устье Албаса. Там и обедаем. По Абакану проносятся десятки снегоходов. Абакан стал снегоходной магистралью. Едут и из поселка Мрассу, и из Абазы и, естественно, из Бийки.

Одиннадцать лет назад здесь не то, что снегоходы не ходили, а вообще была девственная тишина и благолепие. С распространением снегоходной продукции цивилизация агрессивно захватывает укромные уголки планеты. Страшно подумать, что будет с наступлением эпохи поголовного индивидуального летания, даже на бреющем полете. А эпоха эта подкрадется, как обычно, незаметно. И будут над твердью земной и гладью водной летать не только ангелы божии – Серафимы и Гавриилы, а и всякие нетрезвые человеческие особи. Придется планете что-то с нами решать. Сильно уж пока технический прогресс опережает духовный рост хомо сапиенсов. (Если он вообще, есть, этот рост).

От этой избы до горячего ключа 27 километров. Идем по Абакану в быстром темпе. Снегоходы ревут во всех направлениях. Запах бензина неприятно воздействует на все отделы центральной и периферической нервной системы. «Такой лыжный поход нам не нужен».

Прошли уже 43 километра и, однако, мало-мало устали. До финиша еще 8 километров, но придем мы на «ключ» в темноте. И где там искать свободный домик и дрова? Поэтому начинаем ставить лагерь. Как оказалось, это было очень правильное решение.

 

26.02.2012

Температура -28°. Ясно. В 08.15. вышли, в 10.00. пришли на Бедуй. Очень повезло, уезжают снегоходчики, освобождают нам домик.

Из соседнего домика выполз Олег Сычев и с ним Андрей Маматов и Владимир Сизинцев. Они прибыли вчера уже по темноте, доставили наш груз, кстати, с немалыми трудностями и приключениями. Снегоход Олега сломался и остался на перевале. Если бы он отправился в путь в одиночку, без поддержки Андрея и Владимира, не видать бы нам своего груза. Нечего было бы наливать сегодняшним многочисленным гостям. Молодцы ребята! Большое Спасибо!

Устраиваемся и идем в источник. Сегодня и завтра это единственное наше занятие. В источник, затем на нары, в источник, на нары, за стол, в источник и т.д.

Народу много. Подавляющее большинство и лыжников, и снегоходчиков – барнаульцы. Барнаульцы на Бедуе реально рулят.

Около 17.00. с верховий Бедуя пришла группа такого же, как и мы исконного новокузнечанина Виктора Уткина. Интересны бывают зигзаги судьбы. С Виктором мы родились и выросли в одном подъезде. Десятки лет ходили в лыжные походы параллельно. И вот в пенсионном уже возрасте пересеклись, наконец, наши лыжни.

Еще один гигантский плюс этой встречи, это то, что они пробили нам лыжню до Казырсуга, и обеспечили экономию времени, минимум в один день.
Совместно топим баню и совместно паримся. Это еще одно дополнительное сверхудовольствие в условиях лыжного похода.

 

27.02.2012

Температура -28°. Все так же ясно.

Программа та же: Источник – нары – стол – нары – источник – нары – стол – источник – источник – баня – источник – нары.

Десять лет назад здесь поселился человек, по имени Слава. Срубил избушку, провел из источника отопление себе в дом, и живет, подъедая остатки пищи за туристами и прочей публикой. Благо, этих остатков здесь столько, что на несколько Слав хватит. Слава этот, бородатый мужичок шестидесяти трех лет, изучает Веды, что-то пытается постичь и просветлиться. Но на самом деле, занимается самым чудесным и достойным делом, которое мне ведомо безо всяких Вед – Ничегонеделанием. Я вот очень уважительно отношусь к людям, способным на такую запредельную Лень. Для этого тоже нужно большое специфическое Мужество истинного Маргинала.

И вообще, сегодня Солнце, источник, баня, общение с коллегами из группы Уткина. Все так душевно, и распирает от переполнения чувств. Очень приятный день.

Постепенно барнаульские группы уходят, снегоходческие уезжают, в поселке становится свободней.

 

28.02.2012

Температура окружающего Мира -26°.

В 06.00. утра бежим в источник на последний сеанс. Уткинцы встали раньше, чем мы – Суздальцевцы. Они уже отсидели свой сеанс, и поэтому устремляются к финишу ровно на полчаса раньше нас. У них поход заканчивается – они выходят в Бийку. У нас же настоящий поход только начинается.

Идем вверх по Бедую по готовой Уткинской лыжне. Много следов зверей. Видел соболя, который не очень шустро убегал по береговой полке.

В 17.00 выходим на Бедуйское озеро и начинаем нелегкий спуск по каньону ручья, левого притока реки Большой Казырсуг.

Доходим до впадения этого ручья в Казырсуг и ставим лагерь. Лыжня Уткинских ребят уходит вниз по Казырсугу, а нам надо тоже по Казырсугу, но вверх.

 

29.02.2012

Температура -22°.

Выход в 08.15.

Сразу тяжелейшее тропление в каньоне. Вошкаемся, преодолеваем валуны, сливы и небольшие водопады. Скорость передвижения не более километра в час. Каждый шаг дается с боем. Причем задним не намного легче, чем передним.

В 12.30. уперлись в ледопад высотой метров 6-7. Встаем на обед и идем тропить лыжню в обход ледопада. Благо, это вполне возможно.

После обеда долина начинает выполаживаться. Обходим запирающую морену и выходим на озеро. Проходим с километр, и командир настаивает на постановке лагеря. Очень критикуемое решение. Время 16.00. можно свободно топать часа два. Сил не меряно.

Мы с Гладковым уходим тропить. За два часа осилили километров семь. До конца зоны леса остается еще с километр. Возвращаемся ровно час, быстро катя вниз.

 

01.03.2012

Tемпература - 26°.

В 07.50 покидаем стоянку. В 10.30. мы у перевального взлета. Взлет очень крут. Начинаем закладывать серпантин среди каменных громадин. Нежелающие крутиться на поворотах серпантина, одевают кошки и топчут ступени в лоб.

В 14.00 мы на перевале, высотой 2250м. Перевал никак не называется, турика на нем нет. Присваиваем ему название «Лыжный». Командир его квалифицирует не менее, чем 1Б.

Красивые виды во все стороны. В сторону Каирсу, вообще, торчат грандиозные Эвересты. Таких диких гор в этом районе мы даже не ожидали увидеть.

Полчаса сидим на перевале, млеем от солнца и окружающих видов. (Когда еще на перевалах будет так тихо и солнечно?)

Спускаемся с перевала на лыжах. Снега много. Наст есть, но он не держит и тормозит на спуске, цепляясь за бахилы. А под настом перемороженный неуправляемый снег. Вернее, такой снег делает лыжи почти неуправляемыми. Падений много. Выходим на ручей Колбалусу и топчем снег по его склонам.

В 18.00. находим полочку на крутом склоне и ставим лагерь.

Молодежь (условно) – Сергей Гаськов и Андрей Басалаев впервые принимают участие в лыжном походе. А тут и вчера, и сегодня столько испытаний. Хоть поход наш по категорийности не более «двойки», но им сразу пришлось столкнуться с элементами «пятерки». Ребята молодцы проявили неплохую физическую форму, а главное, хорошую, устойчивую психику. Поэтому сегодня немножко усиленная доза спиртосодержащего продукта.

 

02.03.2012

Tемпература - 22°.

Выходим очень поздно в 08.45.

Тропим до стрелки с Каирсу и начинаем забираться вверх по Каирсу. Проходим километра два, и опять командир отдает спорное распоряжение варить обед и тут же ставить лагерь.

После обеда втроем уходим тропить. Шли три с половиной часа. Уперлись в стену, на которую завтра надо будет залезть, чтоб выйти к подножию нашего перевала на Кокяжам, на озеро Каирсуну-Экикуль.

 

03.03.2012

Выход 07.45. Температура -28°.

Всяко, разно, цепляясь за можжевеловый стланник, где на кошках, где на лыжах, вылезаем на крутой взлет. Еще немного и вот оно озеро Каирсуну-Экикуль – исток Каирсу. Вокруг суровая красота – Эвересты и Джомолунгмы. И воон за озером наш перевал на Кокяжам. Практически стена. Категория не менее 2А.

Нашей очень сильной, но довольно престарелой группе, да еще с двумя новичками, да еще без веревки, лезть туда, вряд ли целесообразно. Тем более, что мы уже точно не успеваем засветло спуститься до зоны леса.

Даже если мы его пройдем, то таких соплей намотаем. Категории нам не нужны. Мы отдыхаем, кто в отпуске, кто на пенсии. Перенапрягаться уже некоторые просто не в состоянии.

Снимаем всю эту красоту, и как ни жалко, возвращаемся назад. Скатываемся вниз до воды и варим обед.

Затем по своей лыжне до стрелки, и начинаем по очереди «челночить» - тропить без рюкзака вниз по Каирсу. При таком методе скорость группы остается приличной, 3-3.5 км/ч. Правда проходить приходится тройное расстояние.

Прошли километров шесть и ставим лагерь.

 

04.03.2012

Выход 07.30. Температура -25°.

Продолжаем тропить челноком. Прошли первый каньон, он очень красив. Прошли второй каньон это, вообще, что-то. Прошли третий каньон – это уже нечто грандиозное. С высокими стенами, узкими горлами, завалами и наледями. Приходится много снимать.

В четвертом каньоне я провалился по колено. Меня чуть не унесло потоком. Хорошо, что время обеденное. Заодно сушу пятки и ботинки. Подпросох и в путь. И вот уже пятый каньон, и надо одевать кошки. Потому что без них никак, а всего-то пройти метров пятьдесят. Потом был еще и небольшой шестой каньон с самыми высокими стенами.

Очень красивая река Каирсу. Впечатляющие каньоны. Река стоит того, чтоб по ней пройти. Находится она на территории заповедника, и ходить здесь, в общем-то, нельзя. Но зимой можно многое, чего летом, ни в коем случае.

К 18.00. Вышли на Абакан. Где-то должна быть изба. Поискали – не нашли. Ставим палатку.

 

05.03.2012

Выход 08.20. Температура -23°.

Идем вверх по Абакану, в гости к Агафье. Большие участки голого льда с водой сверху. Много открытой воды. С воды, пугаясь нас, взлетают утки, много оляпок. Приходится искать мостики, или, если возможно, обходить по береговым полкам. Передвигаться по береговым полкам очень непросто. Сплошные завалы, ямы, непроходимые кусты. Много приходится идти на лыжах по камням, по щиколотку в воде. Вперед продвигаемся медленно.

К 14.00 подошли только к устью Кокяжама. То есть по времени пора возвращаться, а до Агафьи еще километра два трудного пути по камням и корягам. Решаем, что к Агафье пойдут только командир и видеооператоры.

Саша Логинов уже был у Агафьи в 2000 году. И даже отснял тайком полтора часа своей с ней беседы. Поэтому сейчас может обойтись и без свидания. Саша и остальные, в том числе и я, возвращаются и готовят лагерь. Суздальцев, Гладков и Майснер должны вернуться уже в полной темноте.

Заготовили дров, сварили ужин и ждем. В 22.00., не дождавшись мужиков, поели и легли спать.

 

В гостях у Бабушки Агафьи

Далее идет рассказ Евгения Суздальцева об их пребывании в гостях у Бабушки Агафьи.

После обеда нашей группе пришлось разделиться. Хотя дальнейшие события показали, что этого можно было и не делать. Но на тот момент мы решили, что это правильно, и, обговорив действия в непредвиденных ситуациях, каждая половина группы отправилась своей дорогой.

На преодоление оставшихся препятствий у нас ушло не более часа. И вот мы в трехречье Абакана, Кокяжама и Ерината. Огромная наледь расстилается перед нами, и мы быстро движемся по этой наледи. Чувствуем, что заимка, где-то рядом. Натыкаемся на след обуви. Идем по следу и выходим к небольшому загончику для коз. На перекладинах даже висят допотопные бубенчики.

Далее пошла тропа. Потом попались дрова на тропе, и вот нижний склад. Тюки сена, лабаз. Вовсю лает собака, обнаруживая наше присутствие.

Заимка находится метрах в двухстах от устья Ерината, и расположена на террасе, высотой около десяти метров.

Красиво. Место для жизни выбрано великолепно. Но каждый килограмм туда можно доставить только на руках.

Поднимаемся на террасу. Из одного дома выходит Агафья Карповна. Знакомимся, объясняем цель посещения.

Из другого дома выходит Ерофей Седов. Со словами: «Ох, это Бог допустил Вас сюда! А вы знаете, что Путина выбрали?». Он не мог поверить, что мы своим ходом добрались до них. Ерофей, бывший геолог - буровик. Работал на Каирсу в 80тые годы, бурили, как он говорит, на руду. В этих местах он работал много лет и дружил с семьей Лыковых. Именно он познакомил Василия Пескова с Лыковыми.

Если и были какие-то сомнения в том, что вот вторгаемся в уединенную жизнь, непрошенные гости. То сейчас видим, что нам откровенно рады. Причем рады в силу того, что мы представляем собой физическую силу, которой тут явная нехватка. И на нас уже с первых секунд общения возлагаются надежды. Нам уже уготована немалая работа, которую обитатели «Таежного тупика» не в состоянии выполнить своими силами. Нас практически умоляют остаться ночевать.

А мы планировали пообщаться с полчасика, осмотреться, отснять и удалиться, не мешая течению их спокойной жизни. Придется оставаться и работать все, о чем попросят.

Впервые за все эти долгие годы, река Еринат промерзла до дна. Воды нет. А дрова, заготовленные на острове из плывуна, вмораживаются в наледь. И если их сегодня не убрать, то дрова будут потеряны. А потеря дров – это настоящее бедствие.

Одеваем кошки и начинаем таскать дрова. Сначала к террасе, потом наверх. Дрова еще надо и вырубить изо льда. На все про все ушло четыре часа бешеной работы. Такая работа отшельникам не по силам. У Ерофея нет одной ноги. И поднять дрова на террасу ни он, ни Агафья не в силах.

Агафья доставляет дрова с верхней делянки, расположенной выше огорода. И запас их там уже подходит к концу. Поэтому наши дрова для них очень актуальны.

Дрова возит на козьей шкуре, которая заменяет ей санки. Как говорит Ерофей: «Агафья привезла мне на этой неделе пять «козлов» дров».

Агафья подтверждает и смеется на распев: «А как же, деваться некуда».

Говорит она нараспев, как птичка. И понять ее сразу не всегда удается.

Жизнь их сурова. Не справился с ситуацией – будешь бедствовать.

Воды нет. Лед надо нарубить, натаскать, растопить, напоить трёх коз, кур, Ерофея и себя.

Скинули с крыш весь снег и лед. Перед этим в шутку поставили Агафье условие, что скинем, только если согласится фотографироваться не боком, не задом, как она это обычно делает, а в фас. Агафья Карповна – девушка современная. Согласилась, почти не ломаясь.

Вечером говорю Агафье:

- Давай растоплю печь.

- Нельзя. В спичках плохой огонь.

Она до сих пор добывает огонь, использую кресало и трут.

Но когда стало темно, она зажгла фонарь. Мы обратили на это ее внимание. Она пояснила:

- Днём фонарь висит на солнце, а ночью светит. И она не экономит, завтра снова будет солнце.

Вот такая логика. Из спичек огонь плохой, а из солнечных батарей – хороший!

Сетуют они с Ерофеем на то, что совсем скоро, в конце марта, вылезут из берлоги медведи и начнут их одолевать.

Очень гордится Агафья, что она грамотная с шести лет. Все молитвы она знает наизусть. В доме иконы на все староверческие праздники. Церковные книги только на старославянском языке. Современным книгам место в дровянике под навесом.

Поздно ночью показывала нам свою ручную ткацкую машину, где часть машины - ее тело. На ней она ткет пояса своим друзьям Тулееву, Макуте и другим. Пока она не выткала на поясе букву «Н», и все это нам не продемонстрировала, мы не могли лечь спать.

Утром прошу поставить мне автограф на книгу, которую я принес. Книга написана в 1983 году Василием Песковым после посещения семьи Лыковых.

Агафья пишет: «На добрую память от Агафьи Евгению» Прошу поставить дату: «Двадцать второе марта 7520 год от сотворения мира». А для нас 06.03.2012. Вот так, живем в одно время, но в разных эпохах.

Прощаемся и в 07.30. уходим. У нас с собой письмо от Агафьи к Тулееву и Макуте. На обратном пути письмо отдали в Таштаголе в администрацию. А 16.03.2012. у них уже был вертолет. Очередная зимовка закончилась. Удачи Вам Агафья и Ерофей. И долгих лет!

 

06.03.2012

Проснулись поздно в холодной палатке. Температура -23°. Сварили пожрать, болтаем, разлагаемся. Уже понятно, что товарищи наши остались ночевать у Агафьи.

В 11.30 пришли мужики.

В 12.30. Все отчалили.

В 13.30. Опять варим обед, нежимся на солнце в обнаженном виде.

Абакан настолько вытоптан копытным зверьем, что просто тротуар в некоторых местах.

И все. И началось. Везде открытая вода, обходы по полкам и завалам. На полках такой бурелом, что приходится выкладываться для каждого шага, отвоевывать каждый метр. Добром вспоминаешь Казырсугский каньон и все остальные. Где труднее было? Все эти трудности, такие относительные.

Наконец, уперлись в воду, и обойти негде. Выход один – разуваемся и босиком вперед. Благо, глубина не выше колена. Прошли запросто. Никакого стресса. Уже понятно, что, в крайнем случае, и вплавь смогём.

В 18.00. Ставим лагерь.

 

07.03.2012

Выход 07.15. Температура -17°.

Специально вышли пораньше, чтоб успеть побольше пройти до подлипа. Через тридцать секунд после старта Саша Логинов провалился по грудь. Пока он отжимает трусы, носки, мы преодолеваем чудовищный завал. 30 метров переползаем 30 минут.


Эти береговые полки так измотали. Но через полтора часа выдрючивания выходим на чистое снеговое поле. И быстро, в темпе тропим. Любо дорого смотреть, как дружно команда идет гуськом.

Подходим к кордону заповедника в устье реи Коитру. На кордоне никого нет, это для нас очень отрадный факт. Потому что мы самые настоящие нарушители, которых любой инспектор с радостью оштрафует. Нам приходилось сталкиваться с инспекторами самых разных заповедников. Радость от встречи с нами у них граничила с оргазмом. Не потому что вот новые люди, с которыми можно пообщаться. А потому что вот я их щас как оштрафую, и не зря свой кусок хлеба ем на этой планете. Что, собственно и правильно.

От кордона начинается снегоходный след по Абакану. Ну, сейчас попрем коньковым ходом. Но через полчаса уныло-утомительное передвижение по «буранке» закончилось. След опять уткнулся в открытую воду. Опять лазание и очередной переход через речку босиком. Разок пришлось пилить дерево, наводить мост.

На визуально безопасном участке, вдруг, задники лыж командира начали погружаться в воду. Никто не посмел броситься помешать командиру уходить под воду. Пока он не ушел в воду по шею и не встал на твердое дно. Оглядев водно-ледянную гладь, Женя, как бегемот пустил фонтанчик и уже хотел продолжить плыть по течению. Но лыжи – не ласты, а рюкзак, хоть и утяжеляет до бегемотообразности, но никак не способствует плавучести.

Пришлось Евгения Валерьевича вытаскивать и уговаривать переодеть, хотя бы верх. Голос его в доли секунды сделался сиплым. И стало ясно, что если мы в ближайшие три часа не обеспечим вождя теплом и заботой, то голоса он может лишиться совсем. А это для нас уже практически, трагедия. Ибо как мы услышим его команду, как мы сообразим, что нам делать, как быть? Нет, без его голоса мы будем беспомощные щенки.

В 17.00 ставим лагерь в устье реки Коный. До Бедуя не дошли всего-то километров шесть.

Цитирую сиплый голос нашего капитана, прозвучавший в палатке: «За истекшие два дня нам пришлось столкнуться с коллосальными трудностями в сочетании с реальной опасностью»!

 

08.03.2012

Температура -20°. В 09.00. мы уже на Бедуе. Заселяемся в самый лучший домик и идем в источник. Людей мало. Домики – выбирай, какой хошь.

Время нахождения в источнике увеличили до часа. Кривая степени оздаравливаемости и омолаживаемости наших организмов стала резко ползти вверх. Сиплость голоса нашего предводителя стала снижаться, и он почему-то стал звучать менее убедительно.

В 16.00 на двух снегоходах, вчетвером приехал Мешков. Привез немножко пива. Потом они все пришли в гости и принесли водку и много чего еще вкусного и приятного. Застолья и купания продолжаются с повышенной интенсивностью.

Прибежал одинокий лыжник из Барнаула с номерочком на спине. За день из Бийки на пластике коньком преодолел 90 километров. Долго беседовал с нашим мэтром. Евгений Валерьевич силой своего слова сумел убедить отважного спортсмена в полной безосновательности и смертельной опасности его авантюрных устремлений добежать до Агафьи. За день, налегке.

Вечером опять баня и сверхнормативный бонусный час в источнике.

 

09.03.2012

Температура стандартная – за -20°.

Все остальные события тоже стандартные. Час в источнике. Полчаса на воздухе и опять в источник.

В гости пришел охотник из Троицка (Алтайский край) Владимир Кудинов. Очень интересный человек. Просится в группу. Интересно рассказывает о многих моментах охоты. Видно, что человек бывалый. Такого брать в группу можно. Тем более, что подкупил нас бутылкой меда собственного производства.


В 14.00 уходим. Сосем чуть-чуть, дня на два, недолеченные и недооздоровленные. Но поход оканчивается, пора возвращаться.

По стандарту в 18.00. ставим лагерь на берегу Абакана. Мимо несутся снегоходы в большом количестве.

 

10.03.2012

Температура -21°. В 08.00. выходим.

Через пятьдесят минут мы на избе в устье Албаса. Еще два с половиной часа непрерывного бега и преодолены 14 километров, и мы уже на верхней избе варим обед.

Дальше все пошло вразрез со стратегическими планами командира. При подъеме на Байгольский перевал группка лидирующих членов нашего дружного коллектива точь-в-точь на развилке дороги на Байгол и тропы на Садринское озеро, оторвавшись от дружного коллектива, встретила другую группку барнаульских мужиков. Которые настоятельно советовали на Байгол не ходить, а прямо вот сейчас начать спуск к Садринскому озеру.

Что эти отщепенцы и сделали. Что способствовало возникновению в голове нашего предводителя разных негативных мыслей и эмоций.

Спуск к озеру по необыкновенной крутизны, но хорошо набитой тропе занял два с половиной часа.

Озеро километра полтора длиной, все укатано снегоходами и продырявлено рыбацкими коловоротами. На берегах построено не менее трех аилов. Заглянули в один из аилов. Там все чистенько, но ночевать в нем можно только летом. Поэтому мы проходим все озеро до нормальной избы, в которой уже обосновались пять рыбаков.

Изба оказалась не просто нормальная, а великолепная. Два теплых этажа и возможность размещения не менее двадцати человек.

Со стороны Бийки пришли еще четверо мужиков, так что нас в избе уже шестнадцать душ. Места хватает всем.

А у нас праздничный финальный ужин. И тут Саша Логинов достает двухлитровую бутыль, найденную им сегодня на тропе, на спуске к озеру. Там какой-то очень приятный напиток, похожий на коньяк. Значит, правильно мы сделали, что сюда завернули. Это все было подстроено в тонком мире, чтоб сидели мы сейчас в теплой избе и пили чей-то коньяк. А кому-то не очень повезло. Или наоборот, кто знает? В общем, случайность этих событий исключена. Категорически.

Не успело действие алкоголя, как следует проявиться в виде приятных ощущений внутри организма, как организм уже лежит на нарах и храпит.

 

11.03.2012

Сегодня впервые утренняя температура всего -3°. Погода глобально меняется. В 08.20. уходим с Садринского озера. По набитой пешей тропе минут за пятьдесят переваливаем небольшую гривку и выходим на снегоходный след.

Уперлись в палки и к 11.30. вышли на лесосеку, где нас должен в 12.00. встретить Олег Сычев на своем Уазике. Это просто фантастично, это умение нашего начальника так планировать. Вот заказал машину к 12.00., и к 12.00 мы на месте. Своими великими помыслами он манипулирует нами в пространстве и времени, как марионетками.

Ждем до 13.00. Никто за нами не едет. Сычевым манипулировать у Жени пока получается не очень.

Идем вести переговоры с работягами лесорубами. Они взялись нас доставить до Бийки за 25 литров бензина и три бутылки водки. Загружаемся и едем. Через 10 минут навстречу показывается «Скорая помощь», которую Мешков прислал за нами из Новокузнецка. Разъехаться невозможно. «Скорая» километров пять пятится задом, пока не возникает развилка и возможность развернуться.

В Бийке пересаживаемся в «скорую» и в 15.00. трогаем в сторону Родины.

В 22.00. мы в своем чорном-чорном, а в сильно солнечные дни – сером-сером городе. Вот все и кончилось, как не бывало. А и на самом деле ничего и не было. Ни лыжни не осталось и никакого другого следа. Только туманность небольшая в мозгу у каждого причастного. Да и та когда-нибудь рассеется окончательно.

По традиции каждому новому участнику походов посвящаются немудреные стишки, отражающие самые характерные черты вновь приобщившегося.

Андрею Басалаеву:
Кстати и некстати.

Жил один сынок у бати,
Звался он Андрюхой, кстати.
Не мутил и не кутил,
Не валялся на кровати.
А педаль свою крутил
На железном самокате.

Парень видный – не урод,
Кстати, и язык подвижный,
Как-то он попал в поход,
Не в простой, а кстати, в лыжный.

Так походик, не ахти
Для бывалого туриста,
Но пришлось ему пройти
Километров, кстати, триста.

Кстати, добрый командир
Всю жратву и шмоток ворох
На Андрюху взгромоздил
Килограммов, кстати, сорок.

Через речку босиком
Заставляли эти тати.
Кофе, кстати, с молоком
Подавать в постель им, кстати.

Кстати, экономил масло,
Кстати, классное – Анкор.
Кстати, без такого масла
Глохнуть мог его мотор.

Кстати, где ползком, где раком
Он прошел по буеракам
Без натяжек и обмана
Все верховья Абакана.

Кстати, жаль, что не пришлось
Побывать на Еринате,
Хоть и пер Андрей, как лось
До избы Агафьи, кстати.

Кстати, почернел Андрей,
Как Обама на плакате.
Не пускал он пузырей,
Не пускал соплей он, кстати.

Кстати, это слово «кстати»
Очень страшный паразит.
И его произносить
Вслух уже, наверное, хватит.
А не то он всю команду заразит и поразит.

Кстати, уж пора давно
Мне кончать болтать, и кстати,
Всё увидите в кино
И чуть-чуть в фотоаппарате.

Сергею Гаськову:

У совсем другого бати
Сына было два, и кстати,
Звали одного Серёга,
Тоже он любил дорогу.

Чтоб полазать, пошататься,
Чтоб, куда-нибудь забраться,
В горы, в лес, короче, в глушь.
Он на все горазд и дюж.

И Серёга, чо он рыжий?
Тоже как-то встал на лыжи.
Всю он зиму отсохатил
На все тех же злющих татей.

Но Сергей из той породы,
Чтоб как раз ходить в походы.
Он все впитывал, как губка,
Командира слушал чутко,

Как по льду идти, скользя,
Что тут можно, что нельзя.
Как быстрей сожрать харчи,
Как дежурить у печи.

Как: «Давай коли лучины»,
Да и просто, без причины,
Всё не эдак и не так.
Я начальник, ты дурак.

Все терпел Серега тихо.
На судьбину не роптал,
Не будил он злое лихо,
А лыжню свою топтал.

Стал лыжню тропить, как катер,
Проявляя свой характер.
По камням шагал он рьяно.
По снегам и льдам Саяна.

А заметит только, где
Обвалился снежный мост,
Он гуляет по воде,
Словно он Иисус Христос.

Из-под спальника в палатке
Выставлял босые пятки.
В общем, эту молодежь
Не задушишь, не убьёшь.

Через годик снова просим,
Обернуться буйным лосем,
Позабыв все разговоры,
С рюкзаком ломиться в горы.

Харч консервный жадно кушать,
Командира слово слушать,
И мою про то сатиру.
Все для Вас. Во имя Мира.

 

От лица всех участников выражается благодарность:

Анатолию Мешкову – За доставку нас в Бийку и обратно. За пиво и много еще чего вкусного и приятного, привезенного на Бедуй.

Олегу Сычеву – За предоставление ночлега в своем доме в Бийке. За доставку нашего груза на Бедуй.

Андрею Маматову и Владимиру Сизинцеву – За помощь в доставке нашего груза на Бедуй.

Виктору Уткину, Евгению Аймитову, Александру Мокрушину, Николаю Гусельникову, Константину Щукину, Ивану Рогожникову – За проложенную для нас лыжню по Бедую, за протопленную баню и за приятное общение.

Агафье Лыковой и Ерофею Седову – за предоставленную возможность помочь им, за интересные съемки и впечатления.

Жителю Бийска Евгению Теплову за хорошую компанию и угощение.

Охотнику Владимиру Кудинову – За интересные рассказы и бутыль меда.

Неизвестным людям – За бутыль коньяка.

Лесорубу Андрею Бородину – За помощь при возвращении в Бийку.

Водителю Паше – За доставку нас в целости и сохранности из Бийки домой.

Алтайским и Хакасским Духам – за идеальную погоду.

Родным и близким – За то, что ждали и переживали.

 

Приносим извинения! При данном разрешении экрана отчет доступен в режиме чтения:
https://robinzon-nk.ru/m-reports/tourism/10