бесплатная доставка
бесплатная доставка

Ваши отчеты • Велопутешествие по Монголии 2013.


В начале года, в разгар построения планов на грядущий велосезон, я получил приглашение в два велопохода. Организатор одного из них, Михаил  Шашков, планировал поход по Европе в сентябре-октябре 2013г. Андей Басалаев, вдохновившись прошлогодним велопробегом по Монголии, планировал повторить визит в эту страну, только другим маршрутом.

От Европы я отказался сразу, тем самым подписавшись в своей преданности Азии. Ну а поскольку все мои потенциальные попутчики уже записались в эти две группы, оставалось либо примкнуть к группе Басалаева, либо планировать свой одиночный велопоход. Так я стал одним из потенциальных «монголов».

Участники

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон
Басалаев Андрей, 1970 г.р. Руководитель.
Велосипед  «Mongoose meteor comp». Велорюкзак «Пик 99. Трек 85л»

 

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон
Гольдберг Антон, 1976 г.р. Врач.
Велосипед  «GT Avalanche 2.0», от заводской комплектации осталась только рама и руль.
Велорюкзак «Дискавери 66» 100л, 2 сумки по 15 литров на передний багажник.

 

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон
Ефимов Дмитрий, 1993 г.р. Повар. Переводчик.
Велосипед «GT Avalanche 3.0». Велорюкзак «Пик 99. Трек 65л»

 

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон
Мосин Андрей (Борисыч), 1966 г.р. Механик.
Велосипед «GT Avalanche 1.0». Велорюкзак «Пик 99. Трек 65л»

 

Подготовка к походу началась с оформления приглашения (800 рублей) и визы (1800 рублей) через «Легенд тур». Заброска на начало маршрута планировалась микроавтобусом (забегая вперед – за автобус от Новокузнецка до Ташанты каждый заплатил по 3700), поэтому билеты на поезд покупались в один конец – Улан-Батор – Новосибирск. Оказалось, что, находясь в России, купить билет невозможно. В итоге билеты в купейный вагон купили через «Легенд тур», по 5200 рублей с человека. Продуктов с собой взяли на 4 дня (Андрей говорил, что в Монголии нет тушенки и гречки, поэтому этих продуктов взяли с запасом).

Снаряжение:
Палатки – 2 шт
Горелки мультитопливные – 2 шт.
Газ – 4 баллона по 450 г.
Котелки на 3 и на 2 литра, половник складной.
Навигатор GPS «Garmin» - 2 шт
Комплект карт по маршруту.
Медицинская аптечка, список инструментов и запчастей такие же, как в походе по Киргизии в 2012 году.

31 августа 2013 года, в первом часу микроавтобус выехал из Новокузнецка в направлении Горного Алтая. В вечерних сумерках, на спуске с Семинского перевала наш поход чуть было не завершился из за открученного переднего колеса. На счастье, всеобщими усилиями гайки на колесе протянули, и в четвертом часу утра, поставив палатки перед въездом в Ташанту, мы уснули под шум дизеля «Истаны».



1 августа. Первый день.

Ташанта – перевал Дурбэт даваа (2400м.) – пос. Улаанбайшинт – пос. Цагааннур – озеро Дунд-нуур.

66 километров. Средняя скорость 15.4 км/ч. Набор высоты 375 метров. Время в движении 3 часа 42 минуты.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Подъем в 7.30. Расчет с водителем, завтрак, сворачивание лагеря, сборка и навьючивание велосипедов, и в 9.30 мы въезжаем в приграничный поселок. Разгонять более чем 60-ти килограммовый (приблизительно столько весит мой велик со всей поклажей) велосипед с непривычки тяжело.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Первый таможенный пост, сразу за поселком, прошли без проблем, не разгружая велосипеды. Говорят, что не помнят, чтобы до нас кто-то из россиян въезжали в Монголию на велосипедах через этот погран. переход.

20 километров и 2 часа подъема по асфальтированной дороге, и мы на вершине перевала высотой 2400 метров. Еще один таможенный пост и проверка документов. Дальше асфальт кончается. Впереди полтора километра спуска по гравийке и монгольские пограничники.

Перед монгольским переходом пришлось позагорать около часа – на время обеда, с 13.00 до 14.00 границу закрывают.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Пока ждали, пообщались с монгольскими казахами и автостопщиками из Чехии. С чехами в основном общался Дима, наш знаток английского. Ребята, возрастом от двадцати до тридцати, оказались позитивными, как и большинство встреченных нами в дальнейшем европейцев. Мы абсолютно не укладывались в их представление о россиянах, сформированное после посещения центральной части России.

К открытию границы подъехала группа возрастных туристов из Женевы. В отличие от нас и местных, они дисциплинированно встали у знака «Стоп».

В 14.00 из-за ворот вышла монгольская пограничница неопределенного возраста и приказала нам откатить велики назад, к пункту санобработки. При попытке полить из шланга переднее колесо велика Борисыча, стоявшего первым, вода полилась мимо через многочисленные дырки в шланге, стало ясно, что санобработка не состоится. Я попытался было сфотографировать это действие, но дама в погонах сильно напрягла лицо, отчего ее возраст стал еще более неопределенен, и прокричала несколько раз  «Штраф!».


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Вместо штрафа пришлось заплатить по 25 рублей за санобработку, которой не было, и поменять у них 3 тысячи рублей на тугрики по завышенному курсу. После чего нам разрешили проехать на таможенный пост без очереди (как на российской, так и на монгольской стороне велосипедисты и мотоциклисты пропускаются без очереди), где мы заполнили декларации и потоптались по опилкам в деревянном ящике, тем самым завершив комплекс обязательной санобработки. Рюкзаки никто не досматривал.

Наконец мы въехали на территорию Монголии. Монгольский пограничник, закрывая ворота, пожелал нам счастливого пути.

Сразу после перехода пообедали в кафе, напились соленого чаю с молоком и бараньим жиром –  по-монгольски этот напиток называется цай, и на несколько недель он станет нашим основным питьем помимо воды.  Цай хорошо утолил жажду и помог частично восстановить силы после полудня на солнцепеке.

На наш вопрос о воде, хозяйка наполнила 3 полуторалитровых бутылки. Вода оказалась мутной  и с привкусом. Хорошо, что у нас еще оставалась вода, привезенная с собой.

Нетрезвые местные жители начали проявлять интерес к нашим велосипедам – все хотят покататься. В спешном порядке покидаем приграничный поселок.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


За поселком продолжился плавный сброс высоты по разбитой гравийной дороге. Ни колодцев, ни ручьев. Отсутствие воды пока еще морально не тяготит – каждый везет с собой по 3-5 литров чистой воды.

Вдоль с разбитой гравийкой в одном с ней направлении накатано еще несколько дорог, по которым местные объезжают камки и ухабы. По одной из этих дорог, устав трястись на кочках, едем и мы.

Через 35 километров от границы проезжаем поселок Цаганнур. В сам поселок решено не заезжать, он остается слева.

От юрт, в сторону дороги, к нам с криком бегут дети. Борисыч уже почти опустошил свой запас конфет, раздавая их детворе.  Проехав 6 километров, сворачиваем налево, на озеро, виднеющееся с дороги. Нас тут же окутывают комариные тучи вперемежку с мошкарой. Берег болотистый. Подъезжаем к озеру – у воды стойкий тухлый запах. Решаем ехать дальше – если верить навигатору, в нескольких километрах отсюда есть озеро побольше, и, возможно, почище.

Снова выезжаем на дорогу. Проехав пару километров, останавливаемся. Я иду на разведку – схожу с дороги влево, поднимаюсь на холм, за которым должно быть озеро. Озера нет. Неужели пересохло? Возвращаюсь к парням. Едем дальше.

Впереди видно, что от очередных юрт к нам скачут двое парней. Поравнявшись с ними, здороваюсь: «Сайн байна уу». Они улыбаются. Спрашиваю по-монгольски: «хаанаа нуур?» (где озеро?). Они, улыбаясь, повторяют только что произнесенную мной фразу. С мыслью, что здешние монголы ни хрена не понимают по-монгольски, двигаем дальше. Как потом оказалось, мы были правы – начиная с границы с Алтаем на сотни километров к востоку в Монголии коренные жители – казахи, многие из них не говорят по-монгольски.  


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


По правую сторону от нас пасется стадо верблюдов. Солнце клонится к закату. Пора бы уже озеру и появиться – не вставать же на ночлег на щебне. Встреченные дорожные рабочие нас не понимают, мы не понимаем их. В карте с монгольскими названиями они тоже не разбираются. На нашу удачу, среди рабочих нашелся один, немного говорящий по-русски. Хотя говорящий – это слишком громко сказано. Тем не менее, он показал нам, где находится озеро. Пришлось повернуть назад и поехать под 45 градусов по отношению к дороге. Вскоре из-за холмов показались юрты, за которыми призывно блестела поверхность озера.

Дорога проходит вблизи от юрт, поэтому останавливаемся чуть поодаль и ждем, наблюдая за лающими собаками. Вскоре выходят хозяева, отзывают собак и машут нам – дескать давайте, езжайте. Едем. На нашу просьбу о чистой воде показывают на озеро. В сомнении смотрим  в сторону коров у берега, и едем к воде.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

К берегу подъезжаем одновременно с уже знакомыми нам хозяевами, и множеством жителей соседних юрт. Повторяю свой вопрос насчет чистой воды. В ответ мужичок подходит к берегу. Наклонившись к воде, он разгоняет рукой коровье и овечье дерьмо, зачерпывает воду в горсть, выпивает ее и смеется. Нам как-то не особо смешно.

А народ все прибывает. По-русски не говорит никто. Им интересно абсолютно все. Дети с нашего разрешения сразу залезают в поставленную палатку, которую активно помогали ставить взрослые. Не привыкший к столь пристальному вниманию,  и захотевший до ветру Борисыч,  вынужден садиться на велосипед  и ехать чуть не противоположный берег озера.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Ситуацию с водой спасают фильтры. Армейский американский фильтр-насос и картридж от кувшинного фильтра, вставленный в пластиковую бутылку. Несмотря на то, что воду перед фильтрованием мы по нескольку раз пропускаем через марлю, фильтры все равно забиваются. Армейский приходится чистить каждые пятнадцать минут.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Быстро темнеет. Готовим чай,  ужин. Гости от угощения не отказываются. Постоянно уезжают одни и приезжают другие. Наконец, уже в темноте, остается один паренек. Вскоре уходит и он. Несмотря на нашу гостеприимность, вздыхаем с облегчением и понемногу принимаем алкоголь, продолжая по очереди качать насос фильтра.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Подсчитав, что уже запасено около 10 литров, успокаиваемся и расползаемся по палаткам. Слышим шаги запоздалых гостей. Продолжаем лежать тихо. Потоптавшись у палаток, гости уходят. С мыслью «… а ведь мы в Монголии!» тихо засыпаю под бесконечные байки Борисыча.

 

 2 августа. Второй день.

Озеро Дунд нуур – перевал Шинэ даваа (2632м.) – Баян - Ульгий

60 километров

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Подъем в 7 утра. Сборы затянулись из-за необходимости пополнить запасы питьевой воды. Как и вчера, все по очереди покачали насос фильтра, наполнив еще несколько бутылок (больше в этом походе мы воду не фильтровали – не было необходимости).

Ближе к десяти часам утра, когда над юртами вытянулись струйки дыма, к нам вновь стали прибывать гости, активно принявшиеся помогать в сборах.

В 10.20, помахав руками нашим  помощникам, мы покинули берег озера, направив велосипеды в сторону холмов. Оказалось, что ехать по дороге вовсе необязательно – повсюду достаточно ровно, надо лишь следить, чтобы не наехать на камень или не угодить передним колесом в норы, выкопанные сурками.

Дорога плавно забирала в гору. Через полчаса я обнаружил, что оставил на месте стоянки головное крепление для гопрошки. Мыслей вернуться даже не возникло – пусть это будет моя плата за проезд по этой земле.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Несколько часов ехали километрах в пяти от трассы, пока дорога не повернул круто вверх и влево, уводя нас в другую долину. Пришлось съехать поближе к трассе. Так мы оказались у подножия перевала Шинэ даваа.

Мимо проехал и остановился в сотне метров впереди уазик. Из машины высыпали люди  в количестве, явно превышающем вместимость салона машины. Не отходя далеко от  автомобиля, мужчины, женщины и дети начали справлять нужду без всякого стеснения друг перед другом. Оно, пожалуй, и понятно – кругом ни кустика, ни деревца, за которые можно было бы спрятаться.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Чуть погодя, отдыхая уже на подъеме в перевал, мы наблюдали, как следующая машина так же остановилась у начала подъема, и высыпавшие наружу пассажиры проделали те же самые действия прямо у дороги. Видать, при подъеме в перевалы у монгольских водителей каждый лишний грамм на счету – вот и выгоняют пассажиров облегчаться перед сложными участками.

На вершину перевала поднялись в 13.20, проехав от озера 21 километр. На верхней точке подъема сложена куча из камней. В центре кучи торчит палка, на которой привязано много голубых ленточек. Голубой – любимый цвет монголов, цвет Тенгри, символизирующий чистое небо. На куче лежат подношения духам – деньги, конфеты, бутылки с водкой, костыли. Почему-то на большинстве встреченных нами Обо присутствовали костыли.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Вопреки нашим предостережениям Борисыч взял с Обо костыль, повертел его в руках  и положил обратно. Странно, но после этого ничего не случилось – не было раскатов грома, не было молний, поражающих  Борисыча за наглость.  Даже комары на него не налетели. Отчего я как-то усомнился в реальности существования монгольских духов и неприкосновенности Обо. Позже оказалось, что усомнился зря.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


По традиции все обошли вокруг Обо три раза, сфотографировались на перевале и покатили вниз.

Вскоре выехав на асфальт, мы поняли, что перевал вполне можно было объехать  - трасса поворачивала вправо, огибая крутой подъем.

До Олгия понеслись с ветерком, который оказался весьма кстати – очень уж припекало солнце. Мы с Андреем, разогнавшись, незаметно оторвались от парней. Пришлось останавливаться и дожидаться их. Тут-то солнце на нас и набросилось. С переменным успехом я пытался спрятаться в тени своего велосипеда – от прямых солнечных лучей удалось спрятать только самые обожженные места на ногах.

Борисыч с Диманом появились на горизонте через полчаса. У Борисыча спустило заднее колесо – поймал колючку. Все таки не стоило ему трогать костыль (этот упрек он услышит от нас не раз и не два за весь поход).

Оставшиеся километры до Улгия пролетели незаметно под шум ветра в ушах затяжном спуске. Ульгий (Олгий, Баян – Ульгий) – столица аймага Баян – Ульгий, по-нашему райцентр.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


На въезде в город (или поселок городского типа) с нами поравнялась легковушка. Из открытого окна высунулась голова: «Русские? Останавливайтесь,  разговаривать будем».

Остановились. Из множества слов я понял, что его зовут Мурат, повсюду эпидемия Ящура, на въезде и на выезде из Олгия стоят карантинные посты, без специальных пропусков нам не проехать, мы должны остановиться у него, потому что только он может помочь с пропусками и жена его готовит только из проверенного мяса.

Позднее время (а в Ульгий мы въехали в 16.20), эпидемия Ящура или карантинные посты – все это вместе взятое, помноженное на настойчивость Мурата сделали свое дело. Мы остановились у него.

Подъехали к дому Мурата. Одноэтажный, без привычной нашему взгляду крыши, дом походил на коробку из-под обуви. Впрочем, как и все дома в поселке. Из зелени  - только редкие кустики травы. По узким улочкам ветер гонял мелкую пересушенную пыль. Стоило нам остановиться, солнце своим светом придавило нас, словно бетонной плитой. Горели все открытые части тела – защитный крем на «25» оказался бессилен против монгольского солнца.

У дома, возле джипа с новосибирскими номерами, за столиком сидел и пил пиво Кирилл. Конечно же, имя его мы узнали чуть позже – ведь мы не были знакомы, но этот факт не помешал крепкому дружескому рукопожатию. Земляки! Это далеко отсюда, дома, в Новокузнецке, новосибирцы могут не восприниматься как земляки. Здесь же, в Монголии, где по-русски понимает в лучшем случае один из десяти монголов, мы восприняли Кирилла не просто как земляка, а, пожалуй, как давнего товарища (в своем отношении к Кириллу мы только укрепились после совместного ужина и длинного разговора). 

Кирилл с женой Ириной и дочерью Валерией, как и мы, въехал в Монголию через Ташанту. Его несостоявшиеся попутчики отказались от поездки, испугавшись эпидемии. Оказывается, об эпидемии Ящура в монголии в СМИ и интернете информация появилась еще до начала нашего похода (хорошо, что информация эта не дошла до нас). Вот и поехал Кирилл без друзей, один. Он слышал про Мурата и надеялся встреть его в Ульгие, но не знал, где искать. Оказалось, что даже искать не надо – Мурат сам всех находит, бизнес у него такой. Я сразу вспомнил про упоминание о Мурате, и совет остановиться у него, данный мне незадолго до отъезда. Видать, хороший человек Мурат, раз все его рекомендуют.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


За ночлег хороший человек запросил с нас по тысяче рублей с человека (уже потом мы узнали, что всего лишь за одну тысячу можно было снять в гостинице два люксовых номера, и еще осталось бы на интернет кафе). 220 рублей он взял за полчаса пользования домашним интернетом, который так и не заработал. По 500 рублей с каждого из нас он взял за пропуск в зону карантина.

На ужин отведали хозяйской шурпы с водкой «Чингиз», выставленной Кириллом. Мурат быстро захмелел и начал хвастаться, что может все – от пропусков в зону карантина до яйца динозавра с доставкой на дом.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


В процессе беседы мы купили у него сим карту «Мобиком». Дальше Мурата понесло еще больше - перечисление своих сверхъестественных способностей перемежалось с жалобами на сложную судьбу. Судьба и вправду оказалась сложная, да и человек, в принципе, неплохой, но мы, устав от его общества, слиняли в дом занимать спальные места, бросив Кирилла одного в обществе радушного хозяина.

Перед сном нам все-таки согрели воды, и парни поплескались из тазика во дворе, получив от хозяина нагоняй за расхаживание в трусах перед его несовершеннолетними дочерьми.

Уснули поздно, перед сном вдоволь напившись чая и порассуждав вслух, каким же мясом нам питаться на маршруте в связи с эпидемией. Перед тем, как заснуть, я попытался восстановить в памяти обрывочные институтские знания про Ящур, силясь вспомнить, опасно ли это заболевание для человека.

 

3 августа. Третий день.

Баян – Ульгий – озеро Толбо нуур

62.55 километра. Время в движении 6 часов. Набор высоты 613 метров.

Проснулись по привычке в семь утра.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Традиционное т/о велосипедов – чистка-смазка цепи, звездочек, подкачка колес.

У Андрея в рюкзаке потекла полиэтиленовая пятилитровая канистра. У Борисыча то же самое произошло с трехлитровкой.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Из колодца во дворе дома заполнили почти все емкости с водой. Я и Диман свои новые складные пятилитровые  канистры, предварительно упаковав их в несколько пакетов, уложили в рюкзаки. Полутора- и двухлитровые бутылки распредели между всеми из расчета – по 10 литров на человека.

Пока мы собирались, со стороны гор на нас  стремительно надвигалась огромная туча пыли. Налетел ветер, вокруг быстро потемнело, а на зубах захрустела пыль.

Вместе с пыльной бурей приехал Мурат. Он привез наши паспорта и оформленные пропуски в зону карантина, а для Кирилла с семьей еще и пропуски на территорию национального парка. Пока мы завтракали вчерашней шурпой (мясо в которой закончилось еще вечером), Мурат рассказывал, какой он ловкий и как удачно оформил всем документы. На наше предложение не тратить свой бесценный талант здесь, а поехать покорять Улан-Батор, Мурат ответил, что он казах, и все здесь казахи, а в Улан-Баторе монголы, и потому удачи там ему не видать.

После завтрака сфотографировались, попрощались с новосибирцами и выдвинулись на маршрут.

У Борисыча окончательно спустили вилка – подкачки хватало не больше, чем на 20 минут. Пришлось ему снять и отдать мне переднее крыло, которое при спущенной вилке цепляло за переднее колесо.

Мурат, вызвавшись проводить нас до карантинного поста, расположенного за городом у вершины перевала, сел в машину и поехал за нами. Вскоре он нас обогнал, остановился впереди, дождался, когда мы проедем мимо и снова уехал вперед, не уставая нас подгонять. Как Мурат не старался, я быстрее точно не поехал – ветер с пылью, не переставая, дул прямо в лицо. Когда на подъеме налетал особо сильный порыв, велосипед просто заваливало вбок. Снимая все это на видео, я безнадежно отстал от парней – обтянутый желтым чехлом рюкзак Андрея давно скрылся впереди за одним из поворотов.

Тогда, поднимаясь на безымянный перевал и преодолевая себя, совершая ужасно нежелаемые действия с видеокамерой (остановиться-расстегнуть-достать-включить-поехать-снять-выключить-остановиться-убрать-застегнуть-поехать),  я даже представить не мог, что все эти и большинство последующих видеороликов будут безвозвратно потеряны из-за поломки карты памяти в видеокамере.

Через 2 часа с момента старта, проехав 10 километров, я был у поста. Ребята опередили меня минут на десять. Мурат вовсю суетился у будки КПП, всячески подчеркивая перед нами свою значимость.

Пропуски у нас никто не проверял. Как не проверяли их и у водителей проезжающих мимо автомобилей. Также ни одна машина при нас не проехала через оборудованную мойку. Все контрольно-пропускные действия специально обученных людей на посту сводились к взыманию с водителей проезжающих автомобилей по 5 тысяч тугриков.

Попрощавшись с Муратом, мы поехали вперед. Последние километры до вершины проползли незаметно.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Вскоре подъем сменился плавным спуском по степям, прочувствовать прелести которого мешал не желающий стихать сильный встречный ветер. На одной из остановок для передышки порывом ветра мой велосипед сорвало с подножки, погнув ее.

Мы продолжали ехать по степи, переезжая с одной колеи на другую, пока не заметили, что на дороге справа, вблизи перевала имевшей довольно разбитый вид, теперь появился асфальт. Взобравшись на трассу, покрытую еще только черновым слоем асфальта, мы покатили вперед. Впрочем, катили мы недолго – незаметно начался невидимый глазу подъем, градиент которого увеличивал не изменивший ни своего направления, ни силы нудный ветер. Скорость на компьютере колебалась о 7 до 9 км в час. Борисыч уже больше часа, как упилил вперед, Андрей тоже заметно оторвался.

По правую сторону, километрах в 7-ми от дороги, заблестела поверхность озера Шар-нуур, где планировалась вчерашняя ночевка.  

Асфальт местами пересыпан валами из песка и гравия, через которые приходилось перетаскивать велосипеды. Движение по строящейся дороге на самом деле еще закрыто – редкие автомобили  пылят по степи. Но на местных мотоциклистов и на нас эти запреты, понятное дело, не распространяются.

Дорожные рабочие кучкуются у техники  и просто измеряют что-то вдоль дороги. Видя нас, они улыбаются, машут руками и кричат «Ни хао!». Мы, как знатоки китайского, кричим им то же самое.

Какими бы приветливыми ни были китайцы, и как бы быстро и хорошо они не укладывали асфальт, вскоре наше велосипедное счастье закончилось, и колеса затряслись на крупном гравии. Пришлось снова съехать на размытые грунты.

Через 40 километров от места старта, в 16.30, мы достигли наивысшей за сегодня точки, где нас давно поджидал Борисыч, восседая на стуле на вершине небольшого холма.

Дальше поехали вместе. Количество грузовиков и пыли, ими поднимаемой, все увеличивалось. Наконец-то увидев первую в походе речку, мы по насыпи стремглав кинулись к воде смыть толстый слой пыли и остудить ноги в холодной воде.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Все уже оделись и собирались выходить на дорогу, когда из остановившегося за мостом микроавтобуса вышло несколько человек, подошло к моему велосипеду, оставленному наверху, и махнули нам рукой, показав на велосипед. Пока я подходил к местным, парни выехали на дорогу и медленно покатили дальше, ожидая, что вскоре я их догоню.

Возле моего велосипеда стояло четверо пьяных казахских парней. Я подошел и поднял велосипед. Казахи подошли ближе. Самый здоровый протянул мне руку. Вместо рукопожатия он попытался применить болевой прием. Убедившись, что этот фокус не пройдет, он отдернул руку и потянулся к навигатору, закрепленному на руле.

- Джипиэс, спирт?!- требовательно-вопросительным тоном сказал он.

Я ответил ему, что спирта нет. Тогда парень переключил все внимание на навигатор, пытаясь снять его с руля. На мое счастье от автобуса подошел пожилой казах, что-то строго сказал пьяным парням, после чего мне удалось уехать.

Догнав упиливших вперед ребят, я, как мог мягко, указал им на совершенный проступок. Это был первый и, к сожалению, не последний случай в походе, когда я, двигаясь позади всех, подвергался негативу со стороны местного населения. И всякий  раз парни, видимо изображая спортсменов,  оказывались далеко впереди, чем очень меня огорчали.

К шести вечера справа показалось озеро Толбо-нуур. В течение часа мы катили по строящейся дороге в пыли, поднимаемой грузовиками, затем свернули ближе к берегу на грунтовку.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Встали на стоянку в 19.30, почти в самом конце озера. Берег оказался заболоченным, а вода у берега грязной. Ужин приготовили на воде, привезенной с собой.

Когда на горизонте погасло красное марево заката, на небе стали высыпать звезды. Борисыч блеснул познаниями звездного неба, называя одно созвездие за другим. Только вместо созерцания звезд я уже засыпал в палатке под монотонный шум волн и ветра, прерываемый монологом Борисыча.



4 августа. Четвертый день.

озеро Толбо нуур – пос. Толбо – перевал (2641м.) – перевал Хашаат даваа (2500м.) – пос. Баян-Энгер – река Барун гол

79 километров. Средняя скорость 11.6 км/час. Время в движении 6.34. Набор высоты 654 метров.

К четвертому дню сформировался график пробуждения участников похода. Первым, около 7-ми утра, обычно просыпался, но из палатки не выползал, руководитель. В 7.20 просыпался я и сразу вылезал наружу, стараясь не особо потревожить Борисыча. Следом вылезал руководитель. Третьим выползал Дмитрий – он бы и рад еще поспать, но руководитель в тесноте своей маленькой палатки безнадежно его будил. Борисыч просыпался и выходил из нашей просторной  палатки последним, около 8-ми.

Именно так  и в это же время произошла и сегодняшняя побудка.

К утру ветер стих, озеро успокоилось. Вода у берега оказалась довольно чистой, поэтому утреннюю кашу и чай готовили на ней.

Старт в 9.30. дорога плохая – промоины и крупный щебень. Сидеть в седле через час езды по такой дороге становилось ощутимо больно.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Увидели первую легковушку с европейскими номерами с надписью «Монгол ралли». Обгоняя нас, водитель притормозил и лениво помахал нам рукой.

Через 15 километров показался поселок Толбо. Дорога повернула влево, оставив поселок в стороне от нас. Запасы воды и продуктов позволяли не заезжать в Толбо в поисках магазина.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон



Сразу за поселком начался подъем в первый за сегодня безымянный перевал. Переднее колесо, утяжеленное сумками на вилке, то и дело зарывалось в песок. Через несколько витков дорога вывела нас в короткую долину. Слева от дороги стоят несколько казахских домиков с кучей кизяков вместо поленницы. Справа, у реки, парень с орлом, привязанным веревкой за лапу к шесту. Увидев, как Андрей достает фотоаппарат, парень тут же потребовал пять тугриков за фотографию орла. Послали его подальше. Мимо проехала вторая машина «монгол ралли».


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Сразу за мостом свернули влево, к берегу небольшой реки. Небо давно очистилось, и солнце ощутимо припекало – холодная вода в реке показалась очень кстати. Тут же и отобедали горячим супчиком.

Дальше нас ждало продолжение подъема в перевал, верхняя точка которого обещала стать наивысшей точкой нашего маршрута. На первом витке возле нас остановился старенький ситроен, из которого вышел седой итальянец и, улыбаясь, пощелкал нас фотоаппаратом. Он тоже участник ралли, только едет один и без груза.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Последние несколько десятков метров подъема я и Андрей прошли пешком. В прошлом году, в Киргизии, скажу я вам, толкать пешком мой велосипед было значительно легче – теперь к общему весу добавилось 12 литров воды в рюкзаке.

Наконец мы на вершине. Если верить навигатору, высота 2641 метр. Отдышавшись, делаю несколько снимков и снимаю на видео проезжающий мимо нас караван машин участников «монгол ралли». Машем им руками. Европейцы нехотя машут в ответ.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Отдохнув, догоняем Борисыча с Диманом, одеваемся потеплее и начинаем спуск. Дорога петляет по высокогорной долине. Вдали виднеются юрты и пасущиеся стада.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Обогнув горную гряду, дорога спускается к озеру. Впереди кто-то машет руками и что-то кричит. Оба-на – это же наш знакомый итальянец. Подъезжает «истана» с монголами, те беседуют с итальянцем, который показывает вперед. После чего микроавтобус едет в указанном направлении. И мы едем туда же, несмотря на то, что более накатанная дорога уходит вправо, через неглубокий брод.

Оказалось, что итальянец, пытаясь проехать через, как ему показалось, несложный брод, надежно засадил свой ситроен в грязь. Монголы потолкали его и перестали. В итоге спасли участника юбилейного, 10-го по счету «Монгол ралли» велотуристы из Новокузнецка.  Извлекать из грязи автомобиль оказалось непросто – испуганный перспективой остаться наедине с застрявшей хрен знает где машиной, итальянец жал на все педали сразу и крутил руль куда попало. Позже, уже спасенный, он мешал нам готовиться к переходу через брод – все лез обниматься и чего-то тараторил.

Речка была небольшой, шириной всего-то в пару метров. Но илистое дно и глубина до середины моего бедра не дали нам расслабиться.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Перебравшись через брод, закрепили на велосипедах рюкзаки и сумки и выехали на дорогу. Мимо пронесся, проехавший по первому броду, итальянец – он продолжал радоваться и махать руками.

Солнце скрылось за тучами, подул ветер. Холодные капли дождя сменились градом. Парни рванули вперед, на второй за сегодня перевал, гоня перед собой стадо верблюдов.

Через 7 километров подъема и сорок минут я был на вершине. Андрюха, дожидаясь меня, общался с местными. Через перевал Хашаат- даваа проходит граница между аймагами, так что, начав спуск, мы оказались в Ховд аймаге.

Проехав километр, пришлось остановиться и одеться потеплей – температура едва достигала плюс пяти.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

20 километров спуска слетели, не крутя педали и съежившись от холода. В конце спуска дорога повернула налево, через поселок Баян-Энгер, где мы остановились у облупившегося здания с вывеской «Цайны Газар». Оказалось, остановились не зря – это была кафешка. Внутри помещение для посетителей походило на большую комнату, у стен стояло несколько домашних кроватей с сетками, на которых лежали ожидающие заказа посетители. Возле кроватей стояли столы и скамьи вместо стульев.

Я уселся на кровать, отодвинув спящего кота, парни расселись по скамьям. Заказали бузы (по-нашему манты) и большой термос цая. Процес заказа стоил того, чтобы снять его на видео – азбука жестов и рисунки в блокноте, похожие на наскальную живопись, и нам оставалось рассесться по местам в ожидании ужина. Готовой еды здесь не держат, поэтому ждать пришлось около часа, пока налепили и приготовили наши буузы. Потом все слупили в пять минут и заказали еще. За соседний стол уселись знакомые нам по границе казахи. Приятно встретить знакомых.

В ожидании и поглощении еды провели в кафе около 2-х часов. На улицу вышли уже в темноте. Включив фонари, отъехали от поселка 3 километра и в 21.20 встали под обрывом, по которому проходила дорога, на берегу реки Барун-гол.

 

5 августа. Пятый день.

река Барун гол – Ховд

90 километров. Средняя скорость 13 км/час. Время в движении 6.21, время остановок 2.38. Набор высоты 466 метров. Сброс высоты 1051метр.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Вышли на дорогу в 9.30. Погода ясная. Руководитель выдавил на себя добрую половину тюбика защитного крема, чем весьма кстати поднял нам настроение.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Дорога – гравий и песок. Через 10 километров проехали мимо «Цайны газар» - знай мы о нем заранее, время на завтрак в лагере можно было не тратить.

Небольшой отдых и фотографирование у оазиса – по левую сторону от дороги первое увиденное нами в походе дерево, растущее на небольшом зеленом пятачке.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Через 40 километров по пустынной долине выехали на берег реки. Мост размыт, но для нас это не проблема, в отличие от шкоды, торчащей из воды на середине реки. Автомобиль еще вчера утопили индусы, тоже участники «Монгол ралли».


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Мы уже успели отобедать, когда на подмогу индусам приехали монголы на грузовичке. Пришлось помогать. Индусы уже слышали про нас от вчерашнего итальянца.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Сообща машину подтащили ближе к берегу, завели двигатель и вытолкали ее на сушу. Радости индусов не было предела.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Порадовавшись вместе с ними, мы начали собираться.

Я и Андрей потихоньку поехали вперед, оставив Димку ждать Борисыча, занявшегося шиномонтажными работами (прокол камеры). Напротив Борисыча, на другом берегу уселись двое, прикативших на мотоцикле, монголов, и стали чего-то ждать. Как потом рассказал Борисыч, их внимание было приковано к якобы забытой на берегу фляжке. Когда Борисыч ее подобрал, монголы сразу уехали.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Ребята догнали нас у первого за сегодняшний день перевала, на подъеме в который мы были безжалостно искусаны комариными стаями. За перевалом, преодолев несколько спусков и подъемов, мы обогнули долину с множеством каменных валунов и выехали на трассу, покрытую гравием. Спуски чередовались с подъемами, солнце припекало, а запасы воды медленно уменьшались.

Перед вторым и последним на сегодня перевалом дорога стала преимущественно песчаной, с множеством поперечных промоин. Вдоль обочины прослеживался след от велосипедных колес – кто-то проехал здесь до нас.

Поднимались тяжело – покрышки почти полностью утопали в песке. На вершине открылся вид на город Ховд далеко внизу. Надвигавшийся сзади грозовой фронт уменьшил время отдыха наверху и ускорил наш спуск вниз.

Хорошим решением было прекратить поиски места для стоянки, а для ночлега найти гостиницу в городе – слишком уж быстро нас нагоняли тучи, а поднявшийся холодный ветер заставил взгрустнуть о дневном солнцепеке. Так что идея провести ночь под крышей, в теплых сухих кроватях была воспринята на ура.

В город въехали уже в предгрозовых сумерках в туче пыли, поднимаемой ветром. Едва успели укрыться в кафе, как началась гроза.

Мы уже доедали свои порции хушуров (чебуреки по-нашему), когда с разведки вернулся промокший Диман. Он нашел отель, договорился о цене и по пути встретил немца, остановившегося в том же отеле. Немец путешествует один, на день раньше нас пересек границу в Ташанте. На своем велосипеде  28-ми дюймовыми, как на шоссейниках, колесами он очень тяжело доехал до Ховда, где и планирует завершить свой поход.

Димка еще заканчивал рассказ про немецкого велотуриста, когда мы выводили велосипеды из-под навеса – гроза уже закончилась, а к мелкому дождю нам было не привыкать. Встретиться и пообщаться с немцем не получилось – в том отеле нам не разрешили вносить велосипеды внутрь, а оставить их на улице было бы безумием. Пришлось вернуться на 100 метров в отель, подсказанный навигатором.

В «Grand Hotel» мы сняли два двухместных люксовых номера по 40000 тугриков. Получилось около 450 рублей с человека. Велосипеды поставили в коридоре.

Чисто вымытые и довольные, мы собрались в одном номере и отметили окончание первой части похода. По телевизору шел «антикиллер», Гоша Куценко говорил по-монгольски. За окном было мокро и холодно. Предстоящая пустыня Гоби казалась чем-то далеким и нереальным.



6 августа. Шестой день.

Полуднёвка.

Ховд – Манхан – река Хойд Цэнхэр гол

82километра. Средняя скорость 16.6 км/час. Время в движении 4.52. время остановок 1.41. Набор высоты 366 метров. Спуск 542 метра.


Хан банк, в отделениях которого мы предпочитали менять деньги, открылся в 8.00. Несмотря на ранний час, в помещении банка уже толпились люди. Я традиционно поменял наличные, Андрей последовал моему примеру, ребята сняли тугрики с карт «Виза». В Ховде мы застали самый выгодный курс – 1рубль:48тугриков. Мурат в Ульгие поменял нам 1:44.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


После банка позавтракали буузами во вчерашней кафешке, напились цаю и отправились в город. Этот небольшой (население Ховда на момент переписи в 2007 году составляло 28 тысяч 600 жителей), город является центром аймака Ховд. В пяти километрах за городом расположен один из 3-х аэропортов страны (два других в Ульгие и Улан-Баторе). Именно с этого аэропорта собирался лететь до столицы страны встреченный вчера Димой немец. В городе много типично советских зданий – училища, музей.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Наконец нашли почту, по-монгольски «Монгол шуудан», где, как нам сказали, находится интернет кафе. Диман начал сеанс связи с большой землей. На форумах тихо, статьи о нас, опубликованные в новокузнецких газетах, не особо с нами увязываются. А чего, собственно, мы хотели? Что все разговоры будут только про наш поход, а в статьях будет описание монотонных походных будней? В конце концов все, что мы видим на мониторе компьютера на самом деле далеко и почти неправда. А мы и Монголия вокруг, предстоящие нам сотни километров пути – вот она, наша настоящая реальность на сегодня.

Димка попытался было выложить фотографии, обещанные «сибирякам», презентовавшим нам майки, но скорость интернета пропустила на сайт только текст.

После почты широкими шагами мы отправились на рынок – у Андрея сломалась молния на подрамной сумке, надо было купить несколько баллонов газа, да и просто хотелось поглазеть.

Рынок как рынок. Из необычных товаров заметили юрты в виде конструкторов, китайские мотоциклы и огромные кучи кизяков, фасуемые в мешки и загружаемые в кузова грузовичков.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

После долгих попыток и нашего томительного ожидания, настырность Андрея была вознаграждена – ему таки починили молнию на сумке. Газа мы на рынке не нашли. Продукты решили купить в магазине. В итоге в одном из магазинчиков купили и продукты (тушенку, сгущенку, сушеные бананы), и газ (несколько цанговых баллонов по 35 рублей за штуку).


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

По дороге в гостиницу в аптеке прикупили средство от комаров – очень уж они нас достали.

В маленьком магазине у гостиницы купили воды, печенья и еще каких-то сладостей.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Разойдясь по номерам, слили во фляжки пятилитровые бутыли, стоящие на кулерах инеторопливо рассовали вещи по рюкзакам. Я добился права на получасовой сон, после которого мы без спешки съехали из гостиницы. Кстати, никаких документов в залог ни в одной монгольской гостинице с нас не брали и номера за нами не проверяли.

Отобедав в знакомом кафе, в 14.50 мы выехали из города.

Подъем в перевал начался сразу за шлагбаумом, обозначающим границу города. Дорога асфальтированная, машин немного, наши з… порядком отдохнули от тряски на седлах – ехалось легко и приятно, даже несмотря на палящее солнце. 7 километров подъема взяли за 40 минут.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Перед вершиной асфальт кончился. Передохнули на вершине в беседке, засыпанной битым стеклом. Димка разговорился с немцем, путешествующем на джипе. Тот, видя наши красные потные лица, несколько раз предложил нам воды, чем сильно меня растрогал,- почему, сам не знаю.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Затем небольшой спуск сменился таким же подъемом, за которым последовал длинный, плавный асфальтированный спуск. Вскоре асфальт начал перемежаться участками, засыпанными щебнем и песком. По этим неасфальтированным отрезкам велосипеды катили не хуже, чем по асфальту. Дорогу через 500 – 700 метров преграждали кучи грунта, насыпанные поперек строящейся трассы. Машины пылили по грунтовкам далеко в стороне, а мы неслись по китайской дороге, кричали «Нихао!» и то и дело перелезали через кучи грунта. Борисыч через эти кучи перелетал, не слезая с груженого велосипеда, чем приводил китайских дорожных рабочих в восторг.

Китайцы улыбались, махали нам руками, и один раз даже попытались накормить нашего руководителя какой-то едой из большого термоса. От подозрительной еды Андрей вежливо отказался и просто попил китайской водички, оказавшейся кипятком.

Диман тоже пролетал через насыпанные поперек дороги кучи, пока не зацепился за одну из них стойкой багажника, после чего багажник повело вбок, погнув вторую стойку. Димкино настроение было безнадежно испорчено, как и солнечная погода – справа и сзади на нас быстро надвигалось, закрыв собой солнце, темно-синее небо, с которого на землю серой стеной протянулись струи дождя. На нас упали первые капли.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Зачехлив рюкзаки и утеплившись, мы двинули вперед, догонять опять упилившего вперед Борисыча.

На некоторое время нам удалось оторваться от дождя. Мы даже догнали Борисыча, поджидавшего нас вблизи одного из асфальтовых заводиков. Дальше ехали, стараясь не разделяться. Вскоре начался плавный подъем. Но езда наперегонки с дождем, ветер и страстное желание вырваться из пустынной степи и все таки добраться до реки не давали нам расслабиться – мы продолжали гнать под 30 километров в час, потея под куртками и капюшонами. Дождь то догонял нас, то вновь отставал. Пожалуй, это был наш самый мощный рывок за весь поход.

Планировав проехать за полдня не больше 50-ти километров, мы пролетели 82. Не доехав до Манхана несколько километров, свернули влево, на дорогу в аймак Говь-Алтай (славящийся расположенной в нем пустыней Гоби), и уже в темноте встали на берегу реки, отмахиваясь от налетевших комаров. Тут-то дождь нас и догнал, но вместо своих спин и рюкзаков мы подставили ему натянутые тенты наших палаток.

Позже, после купания в реке, сидя за ужином на траве, в свете фонарей вместо пламени костра, мы обсуждали предстоящие пустынные километры дороги. Я позвонил Тренеру (Сергею Пигареву). Было приятно в конце трудного дня услышать голос волнующегося за нас друга.



7 августа. Седьмой день.

река Хойд Цэнхэр гол –  Зэрэг

69 километров. Показатели скорости и высоты утеряны.


С места стоянки выехали в 09.30 утра. Позавтракали в кафе у заправки неподалеку. Там же руководитель выяснил у местных протяженность асфальтированной дороги.

- Асфальт проложен до Алтая?- Андрей нарочито громко выговаривает каждое слово, активно жестикулирует. Монголы улыбаются ему, кивают головами и повторяют последние произнесенные Андреем слова.

- Так точно, асфальт до Алтая?

Монголы продолжают улыбаться и кивать.

- Парни, я узнал – Асфальт до самого Алтая!- Андрюха аж светится от радости продуктивной беседы и приятных новостей, даром, что монголы не сказали ему ничего, кроме слов, произнесенных им же.

Это не первая подобная беседа руководителя с местными, больше похожая на монолог, поэтому мы особенно не радуемся. Но все равно, надежда асфальт, проложенный через 300 километров пустыни, поднимает всем настроение.

От кафе отъехали в 11.30. Солнечно. Температура + 42. Разгоняемся – на скорости становится не так жарко.

По обеим сторонам дороги каменистая полупустыня. Вдалеке справа и слева тянутся плоские горы – такое ощущение, что их словно раздвинули в стороны, и пока они раздвигались, с них осыпалось множество мелких камней, отчего сами горы стали низкими и широкими.

В такую жару на фоне подобных пейзажей приятно холодит мысль, что у нас есть вода, которой легко хватит на два дня.

Едем со скоростью 20-25 километров в час. Во время коротких передышек нас атакуют тучи комаров из немногочисленных заболоченных луж.

Слева от дороги начинают попадаться зимовья – небольшие глинобитные домики. Возле зимовий должны быть колодцы, на которые мы рассчитывали, планируя эту, самую пустынную часть маршрута, захватывающую два аймака – Ховд и Говь-Алтай.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


В колодцах оказалась ржавая вонючая вода с личинками комаров. Уставшие от гонки под палящим солнцем, мы еще не осознали, что тема колодезной воды провалилась. Преодолевая себя, я периодически включал видеокамеру, про фотоаппарат даже не вспоминал.

Нас обогнали двое немцев на тяжелых мотоциклах БМВ – семейная пара предпенсионного возраста. Глядя им вслед, я почувствовал себя улиткой, ползущей по раскаленной сковородке.

И вдруг асфальт кончился. Велосипеды затряслись по «стиральной доске» гравийной дороги. Через сотню метров натертые промежности на каждую выбоину отзывались искрами боли. Но тут вновь колеса выкатились на ровный асфальт и все вздохнули спокойно в надежде, что теперь-то уж асфальт никуда не денется.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Но он исчез и больше не появился. Вместо асфальта пошел такой крупный гравий, что скорость упала до семи километров в час. Появилась строительная техника, поднимающая клубы пыли. Пришлось съехать со строящейся трассы на старую дорогу и затрястись по ямам и камням. Сидеть в седле стало просто невыносимо. Солнце давануло на нас с новой силой.

Ручей, больше похожий на лужу, вытекающий из котловины, выкопанной китайским экскаватором, показался нам прохладной чистой рекой. Надев на себя намоченные в прохладной воде кепки и майки, мы поехали дальше. До Зэрэга должно было остаться совсем немного, но эти километры все тянулись и тянулись. Наконец вдали, посреди пустынного пейзажа показались дома, больше похожие на мираж, чем на поселок.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Близость поселка придала нам сил, и через полчаса мы мотались по пыльным  улицам в поисках «цайны газар». Не найдя кафе, остановились на главной площади у магазина, накупили напитков и печенья и устроили обед тут же, на скамейке в тени. Вечерняя тень быстро уползала, приходилось постоянно перемещаться, чтобы не быть поджаренными солнцем.

Кто-то в шутку сказал про автобус. Постепенно шутка переросла в заманчивую идею – впереди 90 километров до Дарви, и потом 200 километров ни одного населенного пункта, и даже ни одной заправки, где бы можно было купить воды.

Через площадь в разных направлениях постоянно проезжают одни и те же монголы, которых мы насчитали не больше десятка. Один из особо любознательных, которые отирались возле нас, вызвался организовать нам микроавтобус из Ховда за 400 000 тугриков (около 8 тыс рублей). Сказал, что надо подождать.

Пришлось ждать. Идея с автобусом, конечно, радовала, но казалась маловероятной – надо было нанимать микрик еще в Ховде, обошлось бы дешевле. Было решено, что в случае облома с авто, в сумерках на дорогу мы не поедем, а встанем в поселке, на территории больницы, виднеющейся с площади.

Из бильярдной рядом доносились звуки удара шаров, ветер гонял по пустынным  улицам песчаную пыль. Я уже почти ощущал себя героем вестерна Серджио Леоне.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Подошел парень лет двадцати, заговорил с нами по-английски, сказал, что у его отца тоже есть микроавтобус, но в Алтай он поехать не сможет. Пока беседовали с парнем, мимо на мотоцикле пронесся наш знакомый монгол. Я с Борисычем рванул за ним.

Оказалось, что автобус уже ушел в Улан-Батор, а про нас монгол вроде как забыл. Посмотрев на его физиономию и пузо, выпирающее из-под рубашки, я не стал говорить ему того, что хотел. Вместо этого мы отправились к больнице, где я заметил «Истану», попутно сообщив парням про облом с автобусом.

У больницы после нескольких попыток один из мужиков назвался водителем и посредством рисования мной на земле велосипедов, дороги и суммы в тугриках даже согласился нас отвезти. Правда, водителем он оказался не «Истаны», а легковушки, стоящей рядом. И сильно расстроился, что мы не влезем в его машину. Микрик же оказался больничным, и в аренде нам было отказано.

Возвращались к парням мы с невеселыми новостями. Как оказалось, зря. Ребята уже готовились к погрузке в автобус. Парень, с которым Диман общался на английском, все-таки договорился с отцом. Я взял свой рюкзак и почувствовал сырость – пятилитровая канистра с водой перетерлась и дала течь. Переднее колесо Диманова велосипеда спустило. Если поначалу и были некие муки совести велотуриста, то теперь развеялись последние сомнения в правильности нашего решения.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Нас отвезли к юрте хозяина автобуса и попросили подождать – отец нашего нового друга должен перевезти рабочих. Когда он вышел из машины, стало видно, что у него отсутствует левая нога  - бедро на уровне средней трети заканчивалось культей.

На время ожидания мы были приглашены в юрту на ужин, приготовленный сестрой парня.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Ужин показался особенно вкусным. За едой, как обычно, велись разговоры за жизнь. За нас говорил Диман, по-английски. Парня зовут Тоголдор. Он учится в Улан-Баторе в медицинском, мечтает стать хирургом-онкологом. По-русски в их семье говорит только мать – она учитель в школе, сейчас ее здесь нет. Необычно было узнать, что их семья не исповедует традиционный в Монголии буддизм. Как сказал Тоголдор, они евангелисты. Рядом на кровати младший брат Тоголдора играл в PSP.

Трапеза завершилась десертом – Тоголдор достал тарелку с кусками сыра и протянул нам по куску. Сыр оказался с плесенью и такой кисло-соленый, что я порадовался, что мне достался небольшой кусок.

Приехал хозяин. Ехать с нами ему предстояло после трудового дня, по плохой дороге, туда и обратно, а завтра снова работа. Но мы платили немалые деньги – 450 000 тугриков (почти 10 тысяч рублей), а ему ведь надо содержать семью.

Погрузились в темноте. Тоголдор поехал с отцом. Выехали в 9.00.

Дорога показалась мне самой ужасной из всех виденных и прочувствованных ранее. «Истана» тряслась и подскакивала на промоинах и камнях. Салон быстро заполнился пылью. Через пару часов проехали 90 километров до Дарви. Дальше понеслись по пустыне, хотя так и хочется написать «поскакали». Мне казалось непонятным, как можно с одной ногой так лихо управлять микроавтобусом с механической коробкой передач.

Изредка ЗорнгтБаатар,- так звали отца Тоголдора, останавливался и сын выходил проверить колеса.

В темноте обогнали джип, сильно похожий на новосибирский (потом выяснили, что это действительно был Кирилл с семьей), пролетели мимо палатки и стоящих рядом двух мотоциклов.

Наконец я уснул, не переставая во сне закрывать постоянно открывающуюся форточку. Ночью, в пустыне мы въехали в аймак Говь-Алтай. На подъезде к Алтаю сломалась рулевая колонка. Зорнгт привязал ее веревкой, и автобус полетел дальше.

К городу подъехали в 6 утра, проехав 290 километров по ночной пустыне.

Пару часов сна в машине, и Зорнгт привез нас в город и высадил возле гостиницы. И лица, и одежда под толстым слоем пыли стали у нас почти одинакового, серого цвета. Выгрузившись, мы упросили его с сыном сфотографироваться с нами.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Попрощавшись, отец и сын уехали искать СТО, а мы отправились разыскивать другую гостиницу – в этой мест не оказалось.



8 августа. Восьмой день.

Дневка

Алтай

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Гостиница была найдена по навигатору, сразу за городским рынком. Используя уже привычные рисунки и цифры, с помощью ручки и блокнота были сняты два двухместных номера, велосипеды определены в комнату в подвале.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Заселившись, отправились в город в поисках кафе. Алтай с населением 18 тысяч человек не особо похож на город. И все же это столица аймака Говь-Алтай (Гоби-Алтай). Ежедневно сюда съезжаются, в основном на рынок, люди со всего аймака, занимающего 141 тысячу квадратных километров. И почти все они сразу по приезду отправляются на СТО – по таким дорогам доехать без поломок практически нереально.

На одно из таких СТО отправился Диман после завтрака – багажник требовал ремонта. Мы же побродили по городу, встретили Кирилла с семьей. Они остановились в той же гостинице, что и мы.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Вечером Кирилл вынес на гостиничное крыльцо стол, за которым мы отметили нашу встречу. Ирина по-прежнему питается китайской лапшой – так и не смогла побороть в себе чувство брезгливости к местной кухне.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Кирилл эмоционально расписал свой бросок через участок Ховд – Алтай – всю дорогу он частенько с сочувствием вспоминал нас. Рассказал про пыльные лужи, про постоянную опасность пробить колесо, про многочисленные трупы верблюдов посреди пустыни. Слушая его, я уже ничуть не сомневался в правильности нашей автозаброски. Лишь Андрей продолжал оправдываться поломкой багажника у Димана, словно при целом багажнике про автобус не было бы и речи.

С пустыни переключились на Мурата. Кирилл после национального парка снова у него останавливался. Мурат в его путешествии стал одной из основных статей расходов. Кроме того, в пропуске Мурат перепутал номер машины, так что проезд через пункты контроля давался Кириллу с трудом. Неизвестно, что написано в наших пропусках, их даже ни разу никто не потребовал.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Позже на мотоциклах подъехали пыльные и уставшие немцы, встреченные нами перед Зэрэгом. Заселившись в комнату и отогнав байки на стоянку, они по-дружески принялись за наше пиво.

Душевный вечер завершился затемно.



9 августа. Девятый день.

Алтай– Тайшир – подъем в безымянный перевал

69 километров. Спуск 842 метра. Набор высоты 494 метра.


После ночевок в гостиницах сборы обычно неспешные, как правило, после завтрака в кафе. Пока ходили в кафе, на почту, Кирилл уехал.

Во время ТО велосипедов перед стартом, во дворе гостиницы рядом с нами разновозрастная группа монголов грузилась в автомобили. Андрей разговорился с руководителем группы, мужчиной ближе к шестидесяти, хорошо говорящим по-русски. Живет в Улан-Баторе, работает мультипликатором.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


В свое время учился вместе с Андреем Паниным, о смерти которого узнал только сейчас, от Андрея. Монголам предстоит автопробег в южную часть пустыни Гоби, как они говорят, самые колоритные места в стране.

Выехали в 12.00 под моросящим дождем. Солнце надежно скрыто под серым одеялом туч – и хорошо, будет нежарко ехать.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


На выезде из города проехали через традиционную арку. Через пару километров съехали с асфальтированной трассы влево. Дорожное покрытие – грунт и гравий. Местность вокруг наконец-то стала похожа на ту Монголию, которую я себе представлял и какую видел в фильмах. Холмы, поросшие полынью и выгоревшей на солнце травой, длинные подъемы и спуски, и постоянный ветер.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Первые тридцать километров шел плавный сброс высоты – дорога виляла между холмами, пересекая самые небольшие из них. На вершине каждого миниперевальчика традиционно возвышались обо с ленточками, развевающимися на ветру. Каждое обо Борисыч с Андреем старательно обходили по три раза. Диман особо не старался соблюсти положенный ритуал, я же и вовсе ленился – не обошел вокруг священной кучи мусора ни разу. Особо старался Борисыч, видимо пытаясь загладить вину перед духами за костыль, снятый им с обо в начале похода.

Перед Тайшетом спуски стали реже и короче, а участившиеся подъемы и крупный гравий на дороге напомнили нам, что расслабляться все же не стоит.

Проехав после Алтая 46 километров, мы въехали в Тайшет. Вблизи въезда в поселок находится абсолютно безлюдная главная площадь, через которую ветер проносит пустые пакеты и пластиковые бутылки. На улицах тоже немноголюдно.

Столовой мы не нашли. Купили в  магазинчике питьевой воды, пополнили запас продуктов и отправились на берег реки.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


У реки ветер показался особенно холодным и пронизывающим. Согревшись горячим супом и чаем, покатили дальше.

За мостом через реку начался подъем в перевал. Через час Тайшет остался далеко позади и внизу. То и дело попадаются останки животных.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Перевалив через край холма, спустились в другую долину. Дальше прямой, без витков, подъем. Впереди дорога сливается с темно синими тучами. Слева, в километре от нас дождь уже идет стеной.

Подходящего места для стоянки рядом нет. Пытаемся доехать «во-он да тех гор», но вовремя (почти вовремя) одумываемся, и круто сворачиваем с дороги направо, в степь, пытаясь максимально отъехать от дороги. Когда на нас падают первые капли, мы уже ставим первую палатку. Переждав основной ливень в нашей палатке, Андрей и Дима ставят свою. Готовим ужин. Очень холодно. И мокро, отчего становится еще холоднее. Я явно переэкономил на теплых вещах. Ужинаем с Борисычем, не вылезая из палатки.

Термобелье, теплые носки и спальник – вещи, которые всегда должны быть сухими и упаковываются тщательнее других. Переодевшись в сухой термик и натянув шерстяные носки. Переписав в блокнот дневные показатели из навигатора, с головой прячусь в спальник.

Мне тепло и сухо. Засыпаю под голос Борисыча.

 

10 августа. Десятый день.

Дорога на Улиастай – перевал 1 – перевал 2 - перевал Цагаан-Хайрхан – окрестности поселка Цагаанхайрхан – река Темерт гол

77.7 километров. Набор высоты 571 метра. Спуск 818 метра. Средняя скорость 12 км/ч. Время в движении 6.16.

По-прежнему пасмурно, хотя кое-где сквозь проплешины в облаках проглядывает чистое небо. Мокрые палатки быстро высыхают на ветру.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Старт в 09.45. Продолжаем подъем во вчерашний перевал. Перед вершиной поперек колеи поползли большие черные жуки. Стараясь их объезжать, я задавил всего лишь пару штук. Борисыч, мучимый скукой, поймал на переднее колесо несколько десятков насекомых.

Небольшой передых на вершине, и мы покатили на спуск, который, вопреки ожиданиям, продолжился всего лишь пару километров.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Долина все тянулась и тянулась, горы впереди не спешили приближаться. Монотонность дороги взбадривали песчанки, перебегаюшие дорогу перед велосипедами, или просто разглядывающие нас, сидя возле своих норок. К некоторым зверькам удавалось подъехать почти вплотную, прежде чем они, опомнившись от любопытства, прятались в норках. Реже песчанок встречались сурки, которые, вихляя толстыми задами, со свистом убегали от дороги.

На обед мы расположились в пятидесяти метрах от дороги, спрятавшись от ветра среди камней.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Подкрепившись и отдохнув, мы снова двинулись вперед, к плоской горной гряде, которая уже стала немного ближе.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Через четыре часа езды по долине, мы поднялись на второй за сегодня перевал, высотой около двух с половиной километров. Либо на этом, либо на предыдущем перевале мы пересекли границу между аймаками, и въехали на территорию Завхан аймака.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Спустившись с перевала, мы въехали в следующую долину. Местность начала меняться. Горы по сторонам от нас стали выше и ближе к дороге, появилась нормальная трава. Дорога сложная – колея, то песок, то камни.

Обогнув один из хребтов, дорога, закручиваясь витками, снова поползла вверх. Третий за сегодня перевал - Цагаан-Хайрхан, высотой около 2800 метров. Чему все несказанно обрадовались – приятная неожиданность, неучтенный третий и самый высокий перевал за сегодня. Хотя что значит неучтенный – у него ведь даже название оказалось, просто карты внимательней смотреть надо, я же целиком доверился навигатору и руководителю.

Быстро скатившись с крутого спуска, в 19.30 мы выехали к реке. Палатки поставили на берегу. После трех перевалов за день ноги гудели так, что это почти можно было услышать.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

К вечеру небо очистилось от туч, и солнце, перед тем как скрыться за горами, красиво окрасило его  в багряные цвета.



11 августа. Одиннадцатый день.

река Темерт гол – перевал Ганцын даваа (2542м.) - Улиастай

57 километров. Набор высоты 698 метра. Спуск 927 метров. Средняя скорость 11.6 км/ч. Время в движении 4.51.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Старт в 10.20. В качестве разминки сразу же перешли вброд через речку. 6 километров вдоль реки по дороге, похожей на качели – небольшие спуски чередуются с подъемами. На 7-м километре дорога ушла вправо, огибая горный хребет. Почти сразу за поворотом, по левую сторону от дороги заметили металлический щит на палке. На щите белела какая-то надпись. Подъехав ближе, мы не только прочли написанные мелом слова, но и сфотографировались на их фоне. «Сибиряки, если вы читаете эту надпись, вы – красавцы.»  было написано на непонятно зачем торчащем у дороги щите и подписано Кириллом.  Значит он, не испугавшись бездорожья, решил проехать здесь.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Это не особо значимое, на первый взгляд, событие приподняло нам настроение и в начавшийся подъем по песку и ямам мы покатили довольно бодро. Слева, за рекой показался поселок Цагаанхайрхан. Дальше пошел плавный подъем по рыхлой песчаной дороге. Под палящими лучами солнца избыток положительных эмоций быстро вылился из нас с потом, и набирать высоту мы продолжали в ровном расположении духа.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Слева от дороги, в долине реки появилась довольно высокая трава, стали встречаться одинокие деревья. Справа, между дорогой и горным хребтом основным растением оставалась верблюжья колючка.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Проехав через мост, ненадолго остановились у огороженных заборчиком двух ступ – некоего подобия православной часовни.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Сверху над нами пронзительно синее небо, справа зеленая речная долина, пестрящая огромным количеством пасущихся овец. Слева поднимаются каменистые горные склоны. А прямо перед нами обильно посыпанная камнями и размытая дождями грунтовая дорога, по которой мы продолжаем подъем. Градиент растет. Солнце жарит. От мысли, что впереди река, появляются дополнительные силы, и колеса крутятся чуть быстрее. Еще чуть-чуть и за поворотом мы услышим шум воды, бегущей с гор по каменистому руслу. Вот уже виднеется распадок и становится заметным небольшой мостик, через который проходит наша дорога. Уже почти слышен шум воды.

Русло реки действительно заполнено камнями, а вот воды в нем нет.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Пятиминутный отдых, и мы проезжаем по мостику над высохшим руслом реки. Начинается серпантин перевала, дорога все больше задирается вверх. Мы медленно растягиваемся по дороге. Я периодически останавливаюсь, делаю снимки, машу перед собой видеокамерой, из-за чего основательно отстаю от парней.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Ко мне с криком бегут дети. Наверно, хотят конфет, но только все, чем я могу их угостить – это теплая вода с регидроном из фляжки. Останавливаюсь, здороваюсь с детьми, навскидку делаю несколько снимков и еду дальше.

Кстати, большинство дневных снимков, в педальное время, сделано именно навскидку. Поэтому в камере обычно выставлен приоритет диафрагмы, значение которой сдвигается с цифры 10 лишь при съемке крупноплановых портетов, а это бывает нечасто. Все остальные параметры стоят на автомате. Все снимается только в «раве», с последующей обработкой в «капче». Но все это будет меня волновать еще не скоро, а сейчас все мысли растворились в тяжелом дыхании и непроизвольном счете оборотов педалей.

Впереди, слева от дороги стоит несколько юрт, от которых к впереди едущим парням с лаем бежали собаки. Теперь, после того, как к нам прибежали дети, здоровенные псы просто сидят и наблюдают. Проезжаю юрты, дорога круто поворачивает вправо и делает большую петлю. Я вижу, как по ней в километре впереди, вернее вверху, медленно едет Диман.

Съезжаю с дороги и слезаю с велосипеда с твердым намерением срезать кажущуюся лишней петлю в пару километров. Меня догоняет мальчик на велике и машет руками, отговаривая съезжать с дороги. Я улыбаюсь ему, машу в ответ, и начинаю идти вперед. Лишь пройдя одну треть пути, я понял, что ошибся. Чтобы велосипед двигался вперед, приходилось наклоняться под 45 градусов к поверхности, по которой я пытался идти. Больше десяти шагов за раз я сделать не мог  - если верить ощущениям, то еще пара шагов и сердце могло выскочить через мой пересошхий рот и укатиться вниз, на дорогу. Во время передышек я один раз чуть было не сорвался вниз – груженый велосипед потянуло назад.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Даже не помню, как долго я «срезал» эти два километра. Когда я, наконец, выполз на дорогу, она показалась мне скоростным шоссе, хотя это чувство быстро прошло. За поворотом, который по моим расчетам должен был быть последним, показался еще один, за ним еще один. Приходилось следить, чтобы не угодить под колеса едущим сверху автомобилям.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

И вот показалась арка, символизирующая вершину перевала. Под ней в ожидании меня расположились ребята. Вокруг расположенного вблизи арки Обо кружили монголы.

30 километров подъема в перевал я преодолел в 15.00, парни поднялись минут на двадцать раньше.

Проехав под аркой, я прислонил к ней велосипед и повалился на траву. Отдышавшись, огляделся. Впереди, далеко внизу, за самыми настоящими деревьями, словно на дне котловины виднелся город.

Подошли монголы, женщин почему-то особенно заинтересовал листок с высотным профилем маршрута, выглядывавший из нарульной сумки. И почему-то именно женщины проявили повышенный интерес к джипиэс навигатору. Наконец, уклонившись от предложения выпить водки, мы покатили вперед и вниз.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Если на подъеме при скорости 8 километров час покрытие дороги было терпимым, то при спуске со скоростью около 40 километров в час у меня возникли серьезные опасения в том, что велосипед выдержит такую тряску.

30 километров спуска и небольшой подъемчик, традиционного обозначенный Обо, за которым следовал еще один спуск, мы пронеслись на 1 час. В Улиастай въехали в 16.00.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

На въезде в город я поотстал, фотографируя окрестности. Пытаясь найти и догнать ребят, я обращал повышенное внимание на свист и крики группы людей, стоящих у бензоколонки. Оказалось, что зря - местные жители пытались сбить меня с толку, показывая руками в разные стороны, а когда поняли, что я не повелся на дезориентацию, с новой силой принялись кричать, свистеть и смеяться.

Ребят я нагнал у первого магазина. Борисыч прикупил яблок, все глотнули пепси, после чего поехали дальше в поисках кафе. На первом же перекрестке Димана жестко подрезал автомобиль, внутри которого светились счастьем смеющиеся монгольские лица.

Машин на дороге много, поведение их водителей нам показалось не совсем понятным. Вроде как автомобиль притормаживает, издает пару коротких сигналов – вроде как пропускает нас. Ан нет – как только мы оказываемся у него на пути, сразу набирает скорость и издает длинный громкий сигнал.

Кафе нашли не сразу – сегодня выходной день, большинство кафе и столовых закрыто. Сидя за столом в ожидании приготовления пищи все думали об одном. Солнце, жара и предстоящий сразу за городом набор высоты – по плану сегодня мы должны были ехать дальше. Но ведь у нас есть в запасе 3 дня, сэкономленных на участке Зэрэг – Алтай. И жара стояла такая, что не только ехать, но и выходить из кафе на улицу очень не хотелось.

В общем, сообща было решено остаться в городе, тем более, что в поисках кафе мы уже нашли недорогую гостиницу. В ней мы и остановились, сняв пятиместный номер с видом на тюремный двор за 40000 тугриков. Велосипеды поставили в гараж.

Улиастай был основан в начале 18-го века как город-крепость, несколько веков через него проходили все караванные тропы. Сейчас это центр Завханского аймака. В городе проживает около 26-ти с половиной тысяч жителей. В нем есть автомастерские, электростанция, типография, деревообрабатывающий завод, база строительных материалов, автобазы, торговый техникум, хореографическое училище, аэропорт, филиал Экономического института МонГу, филиал института иностранных языков "Орхон".

Конечно же, сгрузив вещи в номере и смыв с себя дорожную пыль, мы отправилсиь побродить по историческому городу. Напротив гостиницы на небольшой площади выставлена доска почета с монгольскими военными чинами, фото одного из которых показалось нам очень знакомым.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Неподалеку на горе, возле буддистского храма построен сквер со скульптурами, священными ступами, и верандами с видом на город внизу.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Возвращались в номер уже в темноте, по пути зайдя в знакомое кафе и продегустировав за ужином отличное пиво «джалам хар».

В холле гостиницы по телевизору шел монгольский фильм – на экране мужик с пистолетом бегал по пустынной степи среди верблюжьих колючек. Переглянувшись, мы хмыкнули, чем вызвали на себя взгляды персонала. Каждый подумал о своем, и мы зашагали по лестнице в свой номер.



12 августа. Двенадцатый  день.

Улиастай – перевал Загастайн даваа (2500м.)

50 километров. Набор высоты 660 метра. Спуск 178 метров. Средняя скорость 10 км/ч. Время в движении 4.54.

Есть у ночевок в городских гостиницах один недостаток, а может быть и преимущество – следующий день всегда превращается в полудневку. То есть выезд на маршрут обычно происходит не раньше полудня, а то и позже.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Так и сегодня – неспешный завтрак в кафе, закупка продуктов, затянувшаяся попытка Димана снять деньги с карточки в Хан банке, так и не увенчавшаяся успехом.

Немного времени сэкономили на поисках интернет-кафе – парень лет двадцати, хорошо говорящий по-русски, не только показал нам дорогу, но и довел прямо до места, прервав свои дела в банке. Надо сказать, что интернет-кафе пользуются популярностью – заняты почти все компьютеры.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Молодежь поголовно висит в фэйсбуке. Не исключено, что выделенных линий здесь нет, а скорость домашнего интернета с usb модема оставляет желать лучшего – вот и зависают местные юзеры в таких вот «кафешках».

Затем в офисе «мобиком» была решена проблема с сим-картой. Ну а потом, откушавши мороженого под жаркими лучами полуденного солнца, я прочувствовал, насколько же неохота сейчас залезать на велосипед и переть на нем в очередной перевал. Но куда деваться – ехать-то надо.

Андрей с Борисычем отправились в городской музей, а остальные побежали в гостиницу, дабы воспользоваться музейным временем и вздремнуть пару десятков минут. Однако сна не получилось – в музее вырубили свет, и наши друзья вернулись, так и не узнав всей правды об истории города, который нам было суждено вскоре покинуть.

Собирая вещи, из окна номера наблюдали за процессом общения родственников заключенных, обступивших забор с колючей проволокой, с людьми в погонах. Из нашего окна отлично просматривался значительная часть тюремного двора, а расстояние до забора с колючей проволокой было не больше двадцати метров. Люди подъезжали на машинах или подходили пешком и кучковались у забора в надежде передать посылки внутрь. Фотографировать этот вид из окна я не стал.

В 13.00 велосипеды были извлечены из гаража, загружены рюкзаками, и мы покатили в направлении кафе. Тут выяснилось, что у меня на заднем колесе лопнула спица, причем со стороны кассеты. Без спицы под большим грузом колесо приобрело форму такой восьмерки, что ехать дальше без ремонта явно не стоило.

У дверей кафе, пока готовился наш обед, я с помощью Димана снял кассету, заменил спицу и выправил «восьмерку», насколько ее можно было выправить наспех. В процессе ремонта подходили разные люди, разговаривали, иногда по-русски. Они  хвалили себя и подбадривали нас – в общем, развлекались, как и положено  местным аборигенам, среди скучной повседневности повстречавшим иноземцев.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Выехали из города в 14.30. Солнце продолжало набирать силу, поджаривая нас сквозь тучи пыли, в которых мы выезжали из города по строящейся дороге. То и дело приходилось объезжать кучи гравия и песка, съезжая с дороги и поднимаясь-спускаясь с абсолютно ненужных горок. Проносящиеся мимо грузовики с китайскими рабочими за рулем засыпали нас клубами пыли. Интересно, сколько сотен или тысяч китайцев сейчас участвует в дорожном строительстве в Монголии, где, похоже, дороги решили  построить все и разом?

Через 10 километров свернули направо, к речке, куда не долетала дорожная пыль. Отдышались, помочили ноги в холодной воде и снова двинули вперед. Насколько было возможно, ехать старались по грунтовкам, накатанным параллельно разбитой гравийной трассе, которую готовили под асфальт – так было мягче ехать, легче дышать и меньше шансов попасть под колеса китайского  грузовика.

Подъем в перевал, начавшийся сразу за городом, стал заметен километров через 15 пути. Он все тянулся и тянулся, подтверждая определение монгольских перевалов как одних из самых длинных в мире.

Река осталась справа внизу. Появились первые перевальные петли. Слева от дороги высятся курганы, у подножия заваленные множеством камней. Если присмотреться, можно заметить небольшие кучки из камней, выделяющиеся на общем фоне. По-видимому, это и есть местных захоронения умерших монголов. За время нашего путешествия мы ни разу не видели монгольских кладбищ, за исключением мусульманских на территории, заселенной казахами. Как рассказывал Андрей, в прошлом году на их вопросы местным жителям про кладбища, никаких вразумительных ответов получено не было – монголы просто не понимали, о чем идет речь. Вспомнился фильм «Урга».


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Во время подъема случилось чудо – отстал Борисыч. Оказалось, что у него спустило переднее колесо.

В свете заходящего солнца на небе появились первые облака. На перевальных поворотах дорога проложена вплотную  к горе, справа обрыв, под которым блестит узкая полоска реки.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Сумерки сгущаются, и как-то сразу становится темно. Температура быстро снижается с 31 градуса до плюс 9-ти. Конечно же, ни о каком спуске с перевала сегодня речи быть не может.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Последний перевальный взлет беру пешком почти в темноте. Время 20.00. Место для лагеря выбрано левее и выше дороги так, чтобы палатки стояли как можно менее заметно, хотя какая разница – уже совсем темно.

Пока ставили палатки, температура опустилась до 4-х градусов.

На ужин только чай из привезенной с собой воды и печенье. Это ночевка обещает стать самой высокой на маршруте.



13 августа. Тринадцатый  день.

перевал Загастайн даваа – Идэр – перевал Бохон Шарын даваа (2090м)

67 километров. Набор высоты 288 метров. Спуск 913 метров. Средняя скорость 13 км/ч. Старт в 10.00, финиш в 19.20. Время в движении 5 часов.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Когда солнце взошло над горами, открылся вид на зеленые холмы далеко внизу и несколько витков уходящей вниз и вдаль дороги, по которой нам предстоял спуск с перевала. Довольно ветрено, и, несмотря на яркое солнце, достаточно прохладно.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Выехали в 10 утра. 16 километров серпантинного спуска по гравийке пролетели незаметно. Опять много объездов из-за строительства.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

До поворота на поселок Идэр осталось меньше 5 километров. Слева показалась «Цайны Газар» - единогласно решаем перекусить. Тормозим у кафешки. У меня зависает видеокамера. Перезагрузка не помогает – карта памяти перестала определяться, а ведь на ней весь наш поход с первого и до сегодняшнего дня. Вставляю новую карту – камера оживает. Извлеченная из гопрошки карточка не определяется ни одним из наших телефонов. Делаю глубокий вдох, затем выдох и начинаю относиться к возможной утрате философски, дескать, ну и хрен с ним.

Еды в кафе не оказалось – трогаем дальше. Через сотню метров парни вздрагивают от звука выстрела. Звук мне знакомый, тем более, что за ним следует громкое шипение и ругань Борисыча. Не было еще такого похода, чтоб у Борисыча не протерлась и не лопнула покрышка на колесе.

Пока ставится запаска, делаю несколько безуспешных попыток загрузить глючную карту в телефон, после чего волевым усилием снова восстанавливаю душевное равновесие.

Небольшой брод, и мы катим по грунтовке, отдаляясь от строящейся пыльной трассы. За небольшим подъемом она и вовсе исчезает из вида. Вокруг совсем не по-нашему стрекочет саранча. В воздухе разливается запах травы, пригретой солнцем. Дорога вверх.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Только что светило яркое солнце, и вот уже нас не спеша нагоняет большая серая туча. Останавливаемся, чтобы зачехлить рюкзаки и одеться. Первые капли стучат по капюшонам и струятся ручейками по дороге. Мы на вершине холма. Впереди внизу виднеется поселок. Парни слетают вниз. Я немного задерживаюсь из-за съемки. Встречаемся у въезда в поселок. Дождь усиливается. С места стоянки проехали 30 километров.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Кафе закрыто. Покрутившись по улице, наконец находим, где можно перекусить. Этим местом оказывается то самое закрытое кафе. Нас заводят в него со двора, размещают в одной из комнат, мы заказываем термос цая, буузы и цуйван (лапшу с мясом), после чего хозяева выходят, закрыв нас на замок.

А за окном ручьи воды поливают с крыши, лужи на дороге на глазах растут и растекаются. Пусть мы и заперты на замок, но здесь тепло и сухо, а если повезет, то нас еще и накормят.

Еду принесли через час. Еще час ушел на то, чтобы все съесть. Мы давно уже планировали прекратить  объедаться местной пищей, но и в этот раз из этой затеи ничего не вышло – снова обожрались. Пожалуй, сегодняшний обед был одним из самых вкусных.

Когда мы, сытые и довольные вышли во двор, оказалось, что у руководителя насквозь промок чехол на рулевой сумке, в чем он убедился, достав из нее мокрый фотоаппарат. Настроение Андрея тут же сравнялось по цвету с тучей, еще совсем недавно застилавшей небо.

Закупили в магазине воды, печенья и конфет.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Пока сгружали купленное в рюкзаки, вышел продавец, стали подходить любопытствующие люди. Мы первые велотуристы, побывавшие в этом поселке. Сознавать это было приятно, но все спокойней вздохнули, когда последние дома остались далеко позади.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Дорога снова повернула вправо, между холмами выведя нас в следующую долину. Руководитель не удержался и попытался включить не просохший еще фотоаппарат, после чего совсем расстроился и ушел в себя, все разговоры сводя к своему  сломанному фотоаппарату. Чуть не заразившись андрюхиным настроением, я было с печалью подумал про умершую карту памяти и утерянные бесценные кадры, но вовремя прервал себя громкой мыслью «Да ну на хрен!», обогнал парней и ушел в отрыв, выставив перед собой видеокамеру и разогнав подростковое стадо  овец.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Кстати сказать, ни одно из встреченных нами стад не было смешанным – либо козы, либо овцы. Мало того, стада были либо детскими, либо взрослыми.

Дорога по долине казалась бесконечной. Справа от нас один холм сменял другой, слева тянулась болотистая степь с речкой посередине, за которой белели редкие юрты.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Все вокруг начало окрашиваться в теплые предзакатные цвета. А дорога все тянулась и тянулась, плавно поднимаясь вверх. На вершине небольшого перевала парни поводили традиционные хороводы вокруг Обо. Интересно, что даже у такого перевальчика есть свое название - Бохон Шарын даваа.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Быстрый спуск в долину реки Идэрийн-гол, во время которого из-за заносов на песке некоторые из нас чуть было не навернулось на полной скорости, несколько водных переправ по перекатам. Место для лагеря выбрано, не доходя до основного русла реки.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

На грузовичке подъехали монголы. Пообщались. Назавтра нас пригласили на завтрак – жаль, что это нам не по пути.

Через тот же перекат, что и мы, переправился парнишка на лошади, помахал нам издалека и поскакал дальше по каким-то своим делам, как будто таких, как мы, он наблюдает здесь чуть ли не ежедневно.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Следом за ними приехали монголы на мотоцикле – молодой мужчина в ковбойской шляпе и пожилая женщина.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Постояли рядом, не надоедая своим присутствием.  Они молча посмотрели на нас, разрешили себя сфотографировать и уехали, улыбнувшись и помахав нам руками на прощание. Я в очередной раз удивился безграничному чувству собственного достоинства этих людей – пожалуй, одного из главных отличий этого народа от других, да и от нас тоже.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Солнце давно уже скрылось за холмами, но в его мягких лучах поверхность реки еще долго блестела, словно большое переливающееся темное зеркало. И вот свет померк, вода стала черной, небо ненадолго посинело, а потом тоже почернело, усыпавшись  множеством ярких звезд.

Палатки давно поставлены, ужин приготовлен и съеден. Рядом шумит река.

 

14 августа. Четырнадцатый  день.

Радиалка в национальный парк или «Сорок билетов в кармане».

55 километров. Набор высоты 219 метров. Спуск 341 метр. Средняя скорость 10км/ч. Старт в 10.20, финиш в 19.20. Время в движении 5.24


Цель на сегодня – выйти на дорогу до Цахира.

Собирались не спеша. Также не спеша поехали вдоль реки вверх по течению, высматривая место для переправы. Повсюду большие камни и воды по пояс.

Остановили «Истану». Спросили вышедшего из автомобиля мужика в камуфляже, как найти дорогу на Цахир. В ответ он сунул мне под нос удостоверение и достал пачку с билетами. Кое как объяснил нам, что билетов по 3000 тугриков нет, а есть по 300 для местных. Оторвал нам от пачки четыре билета, забрал 1200 тугриков и достал свой фотоаппарат, попросив сфотографироваться с ним. Про дорогу так и не объяснил, лишь махнул в сторону реки и видневшихся впереди домов. Подумав, что он покажет нам брод, мы поехали за ним.

Вскоре он остановился и махнул нам. Мы подъехали. На лице монгола отражались признаки чрезмерной мыслительной деятельности.

- По три тысяча нета, по триста есть. - он снова достал пачку билетов.

- Оба на! Да ты нам уже продал по билету.- достаю купленные только что билеты и показываю ему. Он думает, внимательно и долго смотрит на наши билеты, снова повторяет свою фразу и начинает отрывать от своей пачки один билет за другим.

- А в Тариате, у вулкана, нам опять билеты покупать? – спрашивает Андрей

- В Тариате не надо – эти купите, там они тоже действуют.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Пока он рвал билеты, вокруг нас собралось порядком народу – многие улыбались, некоторые открыто начали смеяться.

Наконец он оторвал от пачки сорок билетов и протянул нам. Пришлось отдать ему 12 тысяч тугриков (по 70 рублей с человека). Местные вокруг продолжали потешаться. Мысль, что нас накололи, переросла в уверенность.

Не переставая посмеиваться, один из мужиков верхом на коне отвел нас к переправе, где мы и перебрались на другой берег.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Загрузив велосипеды, мы покатили дальше в поисках дороги.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


8 километров шли по степи по кочкам в поисках трека, с которого сошли еще утром из-за реки. Наконец отыскали в траве едва заметную колею, совпавшую с треком в навигаторе.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


15 километров вверх с перерывом на обед на берегу наполовину высохшего ручья. Колея сменилась конной тропой, а затем и вовсе уперлась в песок.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Несколько сотен метров по песку, и впереди гора. И НИКАКОЙ дороги. Оставив велосипеды внизу, и поднявшись на гору, дороги впереди мы  не обнаружили. А ведь трек проложен именно здесь.

Получается, что нарисованный трек  не совпал с дорогой на местности. Оставалось либо идти дальше без дороги (а впереди судя по профилю высот нас ждал перевал похлеще вчерашнего, причем без дороги), либо возвращаться назад и продолжать путь по известным дорогам.

Решили возвращаться. Только переправляться через реку вблизи поселка на потеху местным жителям очень уж не хотелось – поехали по правому берегу.

Выехали из национального парка, устроили совет под указателем границы парка, разложив карты на траве. Дальнейший план таков – подъехать максимально близко к поселку Тэлмэн, перебраться через реку и выйти на Северную трассу. Маршрут удлинился на 100 километров, что, в принципе, не страшно – у нас еще есть несколько дней в запасе.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Собравшись с силами, покатили в сторону  Тэлмэна, поддерживая среднюю скорость около 25 километров в час. Легковое такси, проехавшее нам навстречу, вселило надежду в наличие моста через реку.

Гонка до Тэлмэна продолжалась несколько часов. Встали в сумерках, под начинающимся дождем на размытом берегу реки, не доехав до поселка 13 километров.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Уже под дождем приезжал на мотоцикле мокрый монгол. Вблизи Тэлмэна моста нет – только брод.

Запись в дневнике: «…дождь идет  второй час. Вода в реке поднимается, грозя подтопить палатку. Если верить навигатору,  до ближайшей гостиницы 51 километр…».

 

15 августа. Пятнадцатый  день.

Вело-пеше-горный день

Долина реки Идэрийн гол, путь на Тосонцэгэл

47 километров. Набор высоты 173 метров. Спуск 282 метра. Средняя скорость 11.1 км/ч. Старт в 10.20, финиш в 16.50. Время в движении 4.11


Дождь шел всю ночь и не прекратился даже сейчас. Все вещи кроме палаток собраны. Мы сидим внутри палаток и ждем, когда барабанная трель дождевых капель по тенту хотя бы станет реже. Дождь прекращается в 9.30. на окончательные сборы уходит еще 50 минут.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


За ночь река разлилась и впереди, ниже по течению – там, где за холмом виднеются дома, находится брод. Только какой брод сегодня, когда уровень воды в реке поднялся минимум на метр? Да и холодно очень.

Выходим на дорогу и катим по размытой грунтовке, сначала пытаясь объезжать многочисленные лужи, а потом просто катим прямо по ним, обдавая грязью себя и друг друга. Через пять километров дорога приблизилась к холмам и стала подниматься над долиной реки. Грунтовое покрытие сменилось мокрым песком, в котором стали увязать колеса.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Планируем максимально близко подобраться к реке и найти место для переправы. Через 20 километров дорога вплотную приближается к реке. Борисыч с Диманом взбираются на холм, чтобы высмотреть дорогу с высоты. Мы с Андреем едем к юрте, стоящей совсем близко к реке.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


За сотню метров до юрты залаяли собаки. Мы остановились, дождались появления хозяев. Наконец те отозвали собак, и мы подъехали ближе.

Хозяева – несколько мужчин в халатах и девушка с мобильником, в который она кому-то рассказывала про нас. Я останавливаюсь на описании девушки с мобильником, потому что на время этого разговора нас резким жестом заставили замолчать и разрешили продолжить разговор лишь тогда, когда девушка завершила разговор.

Кое-как объяснили жестами, что мы ищем брод. В ответ один из мужчин махнул в сторону реки, покачал головой и провел себе ребром ладони по шее. Вот же, блин – а ведь трасса отсюда всего в паре километров, сразу за рекой!

Общение с этими людьми оставило неоднозначные впечатления – монголы отказались здороваться за руку, негативно отреагировали на фотоаппарат, да эта реакция на разговор девушки по мобильнику.

На прощание они показали юрту, потом на собак, схватили себя за шеи и сделали вид, будто вырывают из себя куски мяса. Ну да, мы знаем, что без хозяев подходить к юртам равносильно самоубийству – сторожевые собаки могут загрызть непрошеных гостей насмерть. В общем, спасибо за все и до свидания. Уезжаем обратно на дорогу, начиная волноваться из-за долгого отсутствия ребят.

Парни выехали на дорогу, объехав холм с другой стороны. Борисыч предложил махнуть по увиденной там дороге, но, посовещавшись, решено было ехать по накатанной дороге вблизи реки, служившей нам ориентиром. Проехавшие навстречу на мотоцикле люди подтвердили, что мост есть только в Тосонцэгэле, до которого по карте оставалось около сорока километров.

Тучи давно рассеялись, солнце жарило в полную силу. Есть на жаре не особенно хотелось, но пробитая спицей камера Борисыча быстро решила вопрос об остановке на обед.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Только мы расположились у дороги, как от юрты неподалеку в нашу строну направились две фигуры. Молодые мужчина и девушка, больше похожие на отца и дочь, взявшись за руки, прошли мимо нас и начали подниматься на холм.

- Трахаться пошли.- провожая их взглядом, отвлекшись от ремонта, сказал Борисыч.

Однако монголы, поднявшись на холмик, сели на корточки и стали смотреть на нас. Просидели так минут пятнадцать, а потом, также взявшись за руки ушли назад к юрте.

- Все бы тебе трахаться, Борисыч. Люди кино смотреть приходили, ну или как в театр. Здесь же каждый новый человек – событие. А мы тут им вообще цирк устроили.- сказал то ли я, то ли Диман, сейчас уже и не вспомню.

Я нехотя доел суп, пытаясь спрятаться в тени кепки и рюкзака, протер миску пучком полыни, завернул посуду в пакет и убрал в сумку.

Ехать было легче, чем стоять или даже просто сидеть под палящим солнцем. Дорога по большей части шла вниз, лишь через 20 километров начался подъем. Одновременно с подъемом дорога свернула вправо. Река осталась слева, за холмом.

Мало помалу дорога превратилась в колею, которая вскоре сменилась конной тропой. Пару километров назад был поворот вправо, но возвращаться не хотелось. Определив направление (грунтовых дорог на карте нет) на Тосонцэгэл по навигатору, мы спешились и поползли вверх на холмы, толкая рядом с собой велосипеды. 


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Взобравшись на вершину холма, внизу разглядели реку и дорогу, вроде бы идущую к поселку. Спустившись вниз, перешли вброд один из притоков реки и покатили по дороге, которая вдруг круто поползла в гору.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Решили обойти гору слева по прижиму вдоль обрыва.  В предгрозовом освещении долина внизу  окрасилась насыщенными цветами, с синим оттенком. Подул сильный ветер, невдалеке прогремел гром и сверкнула молния. Продолжать движение было бы глупостью.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Спускаемся вниз и ставим палатки у склона горы, вблизи деревьев и в пятидесяти метрах от притока реки. Так рано мы еще не вставали – 16.50. Сидим в палатках, слушаем дождь и ветер.

Грозовые сумерки сменяются вечерними. Прошел еще один день.

 

16 августа. Шестнадцатый  день.

Долина реки Идэрийн гол – Тосонцэгэл – Их-Уул

72 километра. Набор высоты 415 метров. Спуск 553 метра. Средняя скорость 11.8 км/ч. Старт в 10.30, финиш в 20.00. Время в движении 06.06


Утром снова пережидаем дождь, сидя в палатке. Снимаемся со стоянки в половине одиннадцатого.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Возвращаемся обратно на несколько сотен метров и выходим на грунтовую дорогу, по которой переваливаем через гряду холмов и выкатываемся в долину реки.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Через 24 километра проезжаем мост. Перед мостом, на берегу чернеет большой остроконечный шалаш, внутри которого находится нечто вроде уже знакомых нам Обо. Фотографируя, я снова отстаю от парней и, взобравшись на велосипед, вручиваю педали, чтобы сократить отрыв.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


За первым мостом виднеется второй. И вот впереди показалась плотина, через которую переливается вода. Справа внизу виднеется аэродром.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Проезжаем по слегка  подтопленной плотине и оказываемся на мосту через реку Идэрийн гол. Оказывается, все предыдущие реки были лишь ее притоками. Глядя вниз, на бурлящие потоки, наши вчерашние мысли перейти ее вброд кажутся нелепыми.

На сотню метров выше по течению расположены плотина и шлюзы. Самая настоящая ГЭС.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Проехав мост, въезжаем в город (именно город, а не поселок, как мы раньше думали) Тосонцэгэл.

От одного из первых одноэтажных домов отделяется фигура. Мужчина машет нам, говоря на русском, предлагает помощь с ночлегом и всем остальным. Характеризуем его как Мурат-2 и молча проезжаем мимо.

Андрей активно высматривает парикмахерские, где он смог бы феном просушить свой подмоченный фотоаппарат. Парикмахерских мы не увидели, зато, выехав на главную улицу города, обнаружили несколько кафе.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Обед в кафе и закупка продуктов (тушенки, печенья, сгущенки) заняли у нас около двух часов. Повышенное внимание местных напрягает, так что город покидаем с чувством облегчения.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Дальше едем по трассе по проложенному навигатором треку. Разбитая гравийка сразу после выезда из города сплошь покрылась песком. На подъемах колеса постоянно пробуксовывают, лишая остатков сил, а на спусках велосипед так и норовит уйти в занос.

Через два часа пошел дождь. Поначалу ехать по влажному песку стало легче. Но потом на дороге появилось множество промоин, а мокрый песок быстро зацементировал цепь и оба переключателя, практически превратив велосипед в синглспид.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Песчаная дорога тянулась и тянулась. Проезжающие мимо автомобили обдавали нас грязью из луж. От юрт, стоящих в стороне от дороги, несколько раз на нас бросались собаки. Их хозяева, вместо того, чтобы отозвать своих волкодавов, просто стояли и смеялись. Пару раз, чтобы проехать мимо, приходилось бросать в собак камни.

Дождь, ненадолго давший нам передышку, пошел с новой силой. Когда дорога становилась совсем непроезжей, мы съезжали на параллельные ей грунтовки, также покрытые песком.

Лишь похожие на сусликов любопытные песчанки продолжали веселить нас. Эти любопытные зверьки сопровождали нас по нескольку десятков метров, перебегая от норки к норке, и почти до столкновения с нами стояли на задних лапках, уставив в нашу сторону глазки-бусинки. Только когда переднее колесо велосипеда оказывалось совсем близко от их носа, зверьки молниеносно исчезали в одной из своих норок.

Если верить ощущениям, то я полностью выдохся. И все же продолжал ехать, почти не отставая – не останавливаться же на отдых в сумерках посреди пустынной степи под ледяным дождем и пронизывающим ветром.

Проехав 70 километров, в 18.40 мы въехали в поселок Их-Уул, где завернули в придорожное кафе. Пока готовился наш ужин, местные парни, заметив у меня навигатор, проявили к нему повышенные интерес, минут пять вертев его в руках. Обошлось без поломок.

Про навигатор. Трек, составленный им в режиме «из пункта А в пункт Б», не совпадает с дорогой, предложенной нашим руководителем. Андрей хочет ехать через Цахир, трек же рисуется через Жаргалант, Цахира же на моей карте нет вовсе. Предлагаю пересмотреть маршрут в сторону известного, тем более, что он и так уже не соответствует первоначальному. Принятие решения откладывается.

Докупив в кафе полтора литра воды, уже в темноте мы покинули поселок.

Найти место для стоянки оказалось немного сложнее, чем ожидалось – берега реки после двухдневных дождей затопило. Местами вода, залившая поросший травой берег, вплотную подбиралась к дороге.

Наконец место найдено в небольшом овраге, в 3-х километрах от поселка, у дороги А-0603.

Сегодня прошли 1000-й километр.

У каждого в походе бывает свой Тяжелый День, в который человек под гнетом моральной и физической усталости иногда ведет себя не самым лучшим образом.  Похоже, такой день был у меня сегодня. И, в отличие от прошлого года, г..но не потекло через край, что радует.



17 августа. Семнадцатый  день.

Их-Уул – Жаргалант – начало подъема в перевал Ороохын-даваа

70 километров. Набор высоты 494 метра. Спуск 398 метров. Средняя скорость 11.5км/ч. Старт в 10.30, финиш в 19.20. Время в движении 06.00

Утром облака быстро рассеялись. С прояснившегося неба засияло пока еще нежаркое солнце.

Время старта для нас уже почти традиционное –  в половине одиннадцатого.

Дорога быстро высохла, только вот ямы никуда не делись – едем как по стиральной доске. Через 15 километров доехали до развилки. Надо принимать решение.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Направо – Цахир, прямо – Жаргалант. Через Жаргалант дорога короче на 40 километров. Трек в моем навигаторе в автоматическом режиме прокладывается только через Жаргалант, Цахира на гарминовской карте нет вовсе (он есть в навигаторе руководителя, но в силу ряда причин для навигации тот не используется). Однако руководитель в прошлом году уже проезжал через Жаргалант и в этом планировал пройти маршрут через Цахир – даже неожиданно прервавшийся трек был нарисован именно через этот поселок. Конечно, решение руководителя в походе должно приниматься беспрекословно…  И все же, логически помыслив, мы поехали через Жаргалант.

Через 3 километра подъехали к разрушенному мосту. На берегу стояла «Истана», пассажиры которой отдыхали от дороги поодаль. Неподалеку двое подвыпивших парней лет восемнадцати чинили мотоцикл.

Реку перешли вброд, чуть выше моста. Борисыч прошел, не снимая рюкзака с багажника, за ним перешел Андрей. Я переносил вещи по частям из-за боязни замочить аппаратуру. Когда я возвращался за рюкзаком, Борисыч с Андреем уже уехали. Лишь Диман остался меня дожидаться с включенной видеокамерой, на которую должен был снять мою переправу.

Когда я бросил взгляд на берег, до которого предстояло вернуться по воде, то был непрятно удивлен. Один из парней отвлекся от ремонта мотоцикла, взял мой рюкзак и начал раскачивать его, намереваясь бросить в воду, при этом он внимательно смотрел на меня. Я показал ему кулак и вошел в воду. Парень кинул рюкзак на землю и уселся на него. Перейдя реку, я подошел к наглому монголу, намереваясь забрать свой рюкзак. Однако парень не собирался вставать. Вместо этого он сделал выпад рукой, уткнув кулак мне в живот. При этом его лицо расплывалось в пьяной улыбке. Увидев мое лицо, он разжал кулак и протянул свою ладонь для рукопожатия и попытался сдавить мою. Я немного уступил ему, а потом изо всей силы сжал его ладонь в своей. Тут он явно обиделся, встал, и неизвестно, чем бы все закончилось, если бы пожилой монгол не отделился от группы пассажиров автобуса и не отругал бы зарвавшегося парня.

Скорей всего я, несмотря на то, что с начала похода успел похудеть почти на 10 кило, вдарил бы ему в челюсть, парень бы упал. А потом нас бы догнала местная молодежь на мотоциклах или на лошадях и началось бы веселье. Оно понятно, что в чужой стране необходима максимальная терпимость и дипломатичность, но иногда этот так тяжело дается… И все же, будь мы все рядом – такой ситуации бы не возникло.

Диман в это время морально подавлял монгола, стоя на другом берегу реки, обкладывая его русскими матами.

Когда я переходил реку, парень начал кидать в нашу сторону камни.

При ревизии содержимого рюкзака обнаружилось повреждение одного из контактов солнечной батареи, что, к счастью, оказалось не особо критичным.

Пока ехали вдвоем с Диманом (Андрей с Борисычем ужехали уже совсем далеко), я пытался убедить его, да и себя тоже, что по одному человеку о всей нации не судят. Ну, попался нам один пьяный хулиган, но ведь сколько вокруг хороших людей?.. Вроде убедил.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


На следующем броде догнали парней. Как быстро охладиться под палящим солнцем? Снять кепку и майку, намочить их в холодной воде и надеть, не отжимая. Надо лишь лишний раз взглянуть на небо, а то Диман один раз попался – только он вымочил всю одежду и напялил на себя, как солнце закрыло тучами, и подул холодный ветер. Бедняга аж посинел весь, но эмоций своих не проявил, разве что матюгнулся пару раз приглушенно.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


В Жаргалант въехали в обеденное время. Однако все кафе оказались закрыты – сегодня суббота. В единственном кафе-юрте на небольшой площади закончилось мясо. Вышедшая из этой юрты француженка разговорилась с Диманом на английском. Путешествует автостопом. Очень удивилась. Что у нас так мало вещей для почти автономного путешествия.

Потерпев неудачу с кафе, мы перекусили сухпаем на выезде из поселка, по деревом невдалеке от реки.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Сразу после привала начался подъем. Борисыч с Андреем снова ушли в отрыв. Мы с Диманом опять вернулись к обсуждению гостеприимности монголов. И тут нам наперерез на мотоцикле пронесся пацан лет одиннадцати. Лицо его было перекошено от злости, пальцами левой руки он показывал козу, словно намереваясь выколоть нам глаза. При этом он что-то очень громко и злобно кричал по-монгольски. На этом мы решили оставить наши обсуждения радушия и гостеприимности монголов, обещанные нам руководителем в начале похода.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Тем временем подъем продолжался, перемежаясь мелкими «качелями». У Борисыча лопнула спица, отчего он сбросил скорость и поехал в конце.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Наконец вдали от юрт и дороги найдено место для стоянки. Расположились в низине, рядом за мелкими деревцами журчит ручей. Солнце давно зашло за горы. Температура стремительно падает до +5.

 

18 августа. Восемнадцатый  день.

 перевал Ороохын-даваа (2350м.) – поиски выхода из долины на южную трассу

46 километров. Набор высоты 632 метра. Спуск 449 метров. Средняя скорость 9.7км/ч. Время в движении 04.42. Старт в 10.30. Финиш в 17.30


К завтраку приехал молодой монгол в подпоясанном халате и национальных сапогах с острыми носами. Преисполненный чувства собственного достоинства, он выпил с нами чаю, съел предложенные ему конфеты и печенье. Потом он сел на корточки и внимательно смотрел, как Борисыч разбортовывает колесо и меняет сломанную спицу. Когда наш гость понял смысл ремонта, то также молча начал помогать Борисычу.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


На вид его возраст где-то между двадцатью и тридцатью годами. Но, несмотря на молодость, я не заметил в нем ни капли того хамства, что так лезло наружу из пьяного парня на вчерашней переправе. По нашему сегодняшнему гостю  - его выражению лица, горделивой осанке, неспешным жестам и молчаливости сразу было видно, что он здесь хозяин. И то, как он себя преподносил, отнюдь не выглядело комично или неестественно. Хотя, как знать – может быть он таков сейчас потому, что трезв?..

Поднявшись на дорогу, мы продолжили начатый вчера подъем в перевал. Дорога такая же – качелями, с чередованием мелких спусков и подъемов.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Через 7 километров, проехав по деревянному мостику, мы покинули первую долину. Слева от нас появились деревья. Сначала немного, потом все больше. Подъем стал круче. Борисыч с Андрееем давно уехали вперед, как и всегда. Похоже, что основным героем фильма о походе будет Диман – он почти всегда едет рядом, терпеливо дожидаясь, пока я снимаю фото и видео.

Кто только нас не обгонял во время подъема – и группа китайцев, и поляки, и немцы, все на джипах.

Проехав достаточно длинный спуск, передохнули у якобы целебного источника. Питья из него я не стал по санитарным соображениям, в отличие от руководителя. Пока мы отдыхали, рядом остановился автомобиль с монгольской семьей. Они набрали воды из источника, вывалили кучу мусора из машины прямо у дороги, хлопнули дверьми и поехали дальше.

Поехали дальше и мы, как обычно, собрав за собой мусор в пакет, который везли по очереди, ну или почти по очереди.

Начался крутой подъем, закручивающийся по часовой стрелке. Исчез Борисыч – потом выяснилось, что, решив сократить расстояние, он сошел с дороги и полез наверх напрямик. В результате он чуть не отстал. Но все равно последним на вершину зашел я.

Наверху у дороги традиционно возвышается  Обо. Поднявшись на перевал Ороохын дава (2350метров), мы въехали на территорию Архангай аймака.

Поднявшийся с другой стороны перевала автомобиль объехал вокруг него три раза, после чего остановился, и из него вылезло целое семейство. Женщины расстелили коврик, на который все тут же уселись и принялись поглощать пищу. Нас угостили домашним хлебом.

Следом подполз грузовичок, водитель которого принялся угощать нас архи (слабоалкогольный напиток крепостью около 9-ти градусов, приготовленный из молока). Отпив понемногу, от второй дозы мы отказались. Руководителю из вежливости пришлось выпить еще стакан. За возлияниями мужа спокойно наблюдала его жена, стоящая поодаль. Напробовавшемуся архи еще до нашей встречи, водителю стало совсем хорошо, и он, покачиваясь, вместе с женой пошел к своей машине.

Вопреки ожиданиям спуск с перевала оказался не скоростным – «качелями».

Перед развилкой остановились. Прямо идет накатанная дорога, огибающая озеро по левой от нас стороне, с севера. Туда же прорисован трек в навигаторе. Однако руководитель настаивает на необходимости выйти на южную трассу, более оживленную. Сворачиваем вправо и спускаемся в большую долину, издалека напоминающую котлован. Слева долину ограничивает гряда высоких холмов, справа виднеются немногочисленные юрты. Навигатор несколько раз пищит, призывая не сходить с проложенного им трека, но вскоре замолкает.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Едем уже больше часа, но ощущение такое, что мы не продвинулись ни на километр  - пейзаж вокруг нисколько не меняется, лишь холмы справа стали ближе. Солнце снова надежно спряталось за тучами. Ветрено. Скоро мы должны выйти на южную трассу, где в Цагааннуре нас ждет кафе и обед.

Проезжаем развилку – налево, на холм уходит нормально накатанная дорога. По  ней тут же прорисовывается трек. Андрей утверждает, что этот путь ведет к северной дороге и едет вперед, туда, где вдалеке уже угадываются движущиеся точки, поднимающие за собой облачка пыли. Однако в его утверждении не чувствуется должной уверенности. В группе появляется нервозность.

Вдруг через 10 минут Андрей останавливается и говорит, что по его навигатору надо вернуться обратно, до последней развилки, и повернуть налево, теперь верней сказать – направо. Разворачиваемся, возвращаемся, поворачиваем и начинаем подниматься на холм. Борисыч и Диман уезжают вперед. Андрей останавливается и говорит, что сейчас он разобрался – это северная дорога, а нам надо на южную. Все это он кричит вслед парням, но ветер относит его выкрики обратно, а две фигуры впереди продолжают удаляться.

- Андрюха,- говорю я,- ты же недавно уже говорил, что это не та дорога, потом наоборот, а теперь снова не та?

В ответ Андрей сослался на то, что запутался из-за показаний своего навигатора, снова попытался докричаться до парней, в сердцах оттолкнул от себя велосипед и уселся на траву. После непродолжительно диалога он снова сел на велосипед и из последних сил рванул в перевал. Я медленно поехал следом.

На подъем ушло около двадцати минут. Когда я поднялся, все уже начали спускаться. Проехав метров пятьдесят, снова остановились. Андрей предложил сообща решать, куда же ехать. Тут мнения начали разделяться почти по количеству участников. Андрей снова завел речь о том, что по этой дороге нам на южную трассу не выбраться. В воздухе запахло грозой и в прямом и в переносном смыслах, и я молча развернул велосипед и первым поехал обратно на тот перевал, с которого мы только что спустились.

Обратно в долину мы слетели по другой дороге, не прямиком, а по касательной. Скоростной спуск разрядил обстановку, и когда мы уперлись в небольшую реку, все были спокойны как удавы (ну или почти все). Остановились на обед.

Неподалеку от нас, на другом берегу реки двое мужчин в национальных халатах и одна женщина грузили сложенную юрту и другой скарб в грузовик. Один из мужчин, увидев нас, подошел к реке и начал махать рукой, чтобы привлечь наше внимание. Андрюха подошел ближе к воде и завязался немногословный диалог. Пьяный монгол, не зная русского языка, жестами начал показывать нам, где находится брод и призвал поскорей перебираться на его сторону. Поняв, что делать этого мы не собираемся, он резко сменил тему, потребовав выпивку. Андрей объяснил ему, что выпивки нет, но мы можем угостить его печеньем. Монгол внезапно разозлился и несколько раз угрожающе взмахнул палкой. Видимо, желая его успокоить, Андрей бросил ему несколько печенек. Подобрав полы халата, монгол, пошатываясь, на четвереньках подполз к упавшим на траву в двух метрах от него печенюшкам, подобрал их и съел. После чего повторил свой вопрос про выпивку, снова жестами – делая движения рукой, словно опрокидывая стакан надо ртом. Получив отказ, он снова махнул на нас палкой, провел ребром ладони по шее, пообещал сделать всем нам секир башка и удалился, видимо за инструментами для проведения этой процедуры.

Пока мы через реку общались со строгим монгольским фермером, ветер усилился, небо потемнело и пошел дождь. Мы стремительно начали ставить палатку. Сначала дождь капал редкими каплями, потом целыми струями и вот уже градины застучали по установленной палатке.

Град быстро прошел. Но двигаться дальше на сегодня не имело никого смысла. Решив остановиться здесь, мы только перенесли палатку на сухое место и поставили рядом вторую. Время – половина шестого вечера. Решив использовать оставшиеся до темноты часы, все перевернули своих алюмиевых коней и начали проверку. Неприятная находка огорчила всех, но особенно расстроился Борисыч – его багажник сломался с обеих сторон. В местах крепления к раме велосипеда, надломились дуги багажника, сразу над изгибом. С таким багажником ехать дальше нельзя. Заварить его здесь негде – кроме обещанной «секир башка» никаких инвазивных процедур здесь нам не светит. На фоне такой поломки обнаруженная Борисычем же очередная сломанная спица и ее замена остались незамеченными.

Включив мозговой штурм, багажник ко всеобщей радости был починен – сломанные дуги шинированы гаечными ключами, примотанными к ним проволокой и закреплены сантехническими хомутами.

Во время ремонта к нам подъезжал парень на мотоцикле, однако под впечатлением от общения с местными, мы не стали поддерживать диалог. Постояв в сторонке, паренек быстро потерял к нам интерес и уехал.

За ужином, сидя в темноте у палаток, мы наблюдали, как вдали один за другим проплывали огни фар проезжающих по южной трассе машин. По нашим подсчетам до дороги отсюда не больше десяти километров. Но чувство расстояния здесь обманчиво, и мы не догадывались, что так просто из этой долины нам не выбраться.

 

19 августа. Девятнадцатый  день.

 поиски выхода из долины на южную трассу – северная дорога вокруг озера Тэрхийн Цагаан нуур – вулкан Их Хорго – поселок Тариат.

62 километра. Набор высоты 297метра. Спуск 340 метров. Средняя скорость 10 км/ч. Время в движении 06.02. старт в 09.30.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Утром перешли реку вброд и поехали в сторону трассы А0603. Через 6 километров выехали к реке, за которой хорошо виднелись машины, в пыли пролетающие по гравийной трассе. Перейти реку вброд невозможно. Ехать вдоль реки до Цахира в поисках моста тоже не выход. В итоге мы вернулись к месту нашей ночевки, накрутив по долине больше десяти километров, снова перешли реку и отправились в сторону северной дороги.

Перевалив через холм, мы спустились в следующую долину, откуда уже был заметен краешек меньшего из двух озер – Ходоо нуур. Показавшимся из-за холма тучам врасплох нас застать не удалось. Помня вчерашний град и рассказы руководителя о прошлогоднем граде с перепелиное яйцо, мы остановились возле пустующего зимовья, где соорудили навес из жердей. Когда после гулких раскатов грома упали первые градины, мы сидели под только что сложенным дырявым навесом, прижавшись спинами к деревянной стене зимовья. Стук градин перекрывал только грохот грома. Скоро все вокруг оказалось засыпанным градинами размером с горошину.

Переждав град, мы вылезли из убежища и расчехлили велосипеды. Град быстро таял, обнажая размытую колею дороги.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Меньше, чем через 10 километров, мы перевалили через прибрежную гряду холмов, оказавшись совсем близко от озера Тэрхийн Цагаан нуур . Нам предстояло объехать его больше, чем наполовину, то приближаясь к берегу, то снова удаляясь в долину рек.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


«Пресноводное озеро Тэрхийн Цагаан нуур расположено в горах Хангая, на западе Монголии, в 175 км северо-западнее Цэцэрлэга. Находится на высоте 2060 м над уровнем моря. Площадь зеркала озера — около 61 кв.км. Длина озера — 16 км, ширина — 4 км. На западе озера находится остров. Берега сильно различаются северный крутой — со скалистыми горами, южный — пологий. Озеро образовано рекой Хойд-Тэрхийн-Гол, которая много лет тому назад была перекрыта потоками лавы, извергшейся из вулкана Хорго, который возвышается у восточной оконечности озера в 3,5 км от берега. Избыток воды из озера изливается вдоль южного края лавового поля в виде реки Суман (до 1989 г. по-русски именовалось Сумын-Гол; монг. Суман гол).

Территория вокруг озера была включена в список особо охраняемых объектов Монголии с 1965 года, в настоящее время является одноимённым национальным парком и объектом активного туризма.»


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Пройдя несколько грязевых участков и 3 брода, мы выехали на скалистый берег озера. Впереди показались гостиничные комплексы, в которых руководителем нам был обещан горячий обед.

Докатив из последних сил (как мне казалось) до ближайшего кафе, я увидел, как ребята едут дальше. Оказалось, они решили сэкономить, найдя кафе подешевле. В итоге остановились у последней базы и пообедали в модном ресторане за такие же деньги.

Рядом ходят изнывающие от скуки пьяные европейцы – озеро вблизи вулкана Хорго считается одной из основных монгольских достопримечательностей. На берегу озера из кусков лавы сложены пирамиды, возле которых все стремятся сфотографироваться.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Сытые и отдохнувшие, мы отъезжаем от ресторана, с крыльца которого пьяный монгольский парень кричит нам вслед «Гуд бойз! Вери гуд бойз!».

Нас слегка освежает коротким дождем. Ресторан скрывается за поворотом и мы оказываемся посреди лавового поля. Дорога проложена прямо по лаве. Вокруг растут редкие небольшие деревца – пожалуй единственное, что отличает пейзаж вокруг от наших представлений о лунном ландшафте.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


До Тариата осталось совсем немного, но прежде нас ждет вулкан. Прежде, чем подобраться к его подножию, нам приходится перейти очередной брод – дорогу размыло дождями.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


И вот мы едем по застывшей лаве, объезжая особо больше куски. Необычность пейзажа подчеркивается предгрозовым освещением. Я не фотографирую – идет дождь, и рисковать камерой не хочется. Почему я не снял видео или фото на гопрошку для меня загадка – возможно из-за усталости, а может из-за нежелания снова отстать от группы.

У подножия вулкана расположились лоточники с термосами. В термосах цай и остывшие за день хушуры и буузы. Продавцы довольно агрессивно предлагают нам свой товар. Мы разделяемся – я и Диман поднимаемся на вулкан первыми.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


По вьющейся тропинке из породы, похожей на шлак, мы шагаем вверх. Навстречу, шумно дыша, спускаются европейцы.

По ступенькам поднимаемся к краю кратера. Вот это да!.. Прервав приступ удивления, замечаем, что тропинка ведет выше – поднимаемся по ней…


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Я никогда не стоял у края кратера потухшего вулкана (да и у действующего, конечно же, тоже не стоял). Не знаю, сколько мы провели там времени – оно тогда словно замедлилось. Спускаться на дно кратера я не стал, ограничившись десятком метров спуска по мелкому шлаку.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Вокруг вулкана на многие километры, а то и десятки километров простираются лавовые поля. В пяти километрах виднеется второй вулкан, вершина которого заросла деревьями.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


«Хорго располагается в западной части вулканического поля Тариату-Чулуту, находящимся на северном склоне Хангайские гор, в 3,5 км восточнее озера Тэрхийн-Цагаан-Нуур, вместе с которым входит в состав национального парка Хорго-Тэрхийн-Цагаан-Нуур. Имеет кратер шириной 180 метров. Вокруг него находится лавовое поле датируемое 2030 г. до н. э. Лава, извергавшаяся из вулкана, перекрыла реку Хойд-Тэрхийн-Гол. При этом образовалось озеро Тэрхийн-Цагаан-Нуур.»

Борисыч, устав ждать, оставил внизу уже бывавшего здесь руководителя и поднялся, не дожидаясь нас. Оставив его наверху, мы с Диманом спустились, дав возможность Андрею, пусть в уже в сумерках, но все же посмотреть вулкан еще раз.

Покинув вулкан, уже в надвигающейся темноте мы скатились к дамбе, за которой торчал шлагбаум, обозначающий границу национального парка. Объехать преграду не получилось – нам наперерез выскочили два старика в национальных одеждах. Пусть мы не въезжали в национальный парк, а выезжали из него, без оплаты нас не пропускали. И тут мы вспомнили о сорока билетах. Каково же было наше негодование, когда старики-пограничники наотрез отказались пропускать нас по купленным несколько дней назад билетам. Разгорелся такой спор (мы кричали на русском, старики на монгольском), что погранцы позвонили кому-то по мобильнику.  Начавшийся дождь нас немного остудил. Приехавшего на мотоцикле молодого парня  куда-то отправили. Тот вернулся через пять минут со старичком очень похожим на Хоттабыча. Тот, на вполне понятном нам русском объяснил, что наши билеты не действительны, так как на них нет печатей, и человек, их нам продавший, попросту нас обманул. Он несколько раз извинился и попросил все же заплатить за въезд (вернее выезд). Мы заплатили, пополнив свою коллекцию билетов, и уже в полной темноте въехали в поселок.

Гостиницу нашли без особого труда. Пятиместный номер на втором этаже обошелся нам в 30 тысяч тугриков. Всем хороша оказалась гостиница, только вот вода была лишь в рукомойнике на первом этаже, и в туалет на улице пришлось идти с фонариком. И все равно приятно было снова оказаться в теплой постели.

Сегодня вечером в коллективном разуме окрепла появившаяся недавно мысль завершить поход не в Хархорине, как планировалось в начале похода, когда наш маршрут носил гордое название «Монгольская параллель» (в определенных кругах), а в Цэцэрлэге. Потому, как и температура по ночам стала низковата, и «параллель», если посмотреть на карту, теперь больше похожа на зигзаги, да и от запланированного маршрута мы давно отклонились, ну а километражу нам и так хватит.

 

20  августа. Двадцатый  день.

поселок Тариат – дорога на Цэцэрлэг – подножие перевала Шар Булагийн даваа.

62 километра. Набор высоты 302 метра. Спуск 362 метра. Средняя скорость 16.7 км/ч. Время в движении 03.40. старт во 2-м часу дня


Наступила осень. Если за последние пару дней мы не обращали на это внимания, то сегодня не заметить признаков ее наступления было нельзя. Вдоль домов местами лежал и не таял снег. Моросит мелкий холодный дождь.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Привычные полтора часа мы просидели в кафе неподалеку от гостиницы (я не на шутку пристрастился к цайвану - блюду из мяса, лапши и картофеля). В ожидании завтрака смотрели в окно, за которым по широкой поселковой улице изредка проезжали мотоциклисты в теплых национальных халатах и сапогах.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


После завтрака мы отправились в Хан Банк, потому как уже на сегодня предполагаемый бюджет похода был превышен почти в два раза – наличности у каждого из нас почти не осталось. В банке нас постоянно пытались отодвинуть в конец очереди – каждый посетитель, пришедший после нас, так и норовил встать впереди. Когда, наконец, подошла наша очередь, Дима снова остался без денег - его «Визу» снова отказались обслуживать, сказав, что это возможно только в городских банках.

После банка прошлись по магазинам – надо было докупить тушенки, хлеба и чая. С чаем возникли трудности – в продаже был только пакетированный, пришлось покупать его.

Из Тариата выехали во втором часу дня. Повсюду лава, даже поселок построен на лавовом поле.  На выезде Димана попытался взять на таран злобно сигналящий пьяный мотоциклист. Неприятные эмоции после этой встречи быстро вытряслись на зубодробительной гравийке.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Вскоре нас накрыло ливнем. Дождь прошел стеной, но солнце так и не показалось.

К едущему впереди Борисычу пристали двое в халатах. Внезапно выйдя из-за камня, как из засады, они потребовали выпить и сигарет.

Разбитая дорога продолжает тянуться вдаль, пересекая кажущееся бесконечным лавовое поле. Через 31 километр от Тариата свернули в придорожное кафе. Когда расплачивались за обед, подъехала группа монголов, которые, узнав, что мы русские, предъявили  традиционные требования: водка и сигареты. Стараясь не увязнуть в беседе с агрессивно настроенными людьми, мы удалились.

Выехав после обеда из кафе, через километр остановились у каньона. В лучах заходящего солнца каньон почти не освещался, из-за чего сделать достойный снимок не получилось, и вся красота этого места осталась лишь в моей памяти.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Получив благословение от подъехавшей группы буддистских монахов, мы покатили дальше.

Меньше, чем через 2 километра колеса велосипедов выкатились на отличный, ровный и такой желанный после зубодробительной гравийки асфальт.

Дальше полетели по асфальту. По сторонам от дороги появились холмы. Проскочив 30 километров от начала асфальта, мы встали неподалеку от дороги, у небольшого ручья, у начала подъема в перевал.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


С заходом солнца температура сразу снизилась до +6 градусов. Скорей всего, это наша последняя палаточная ночевка на маршруте.



21  августа. Двадцать первый  день.

Перевал Шар Булагийн даваа (2052м.) – Ихтамир – перевал Цагаан даваа -  Цэцэрлэг.

103 километра. Набор высоты 695 метров. Спуск 1092 метра. Средняя скорость 20.5 км/ч. Время в движении 5 часов. старт в 09.40

Утром было немногим теплей, чем вчера вечером. Если под прямыми лучами солнца еще можно раздеться до майки, то лишь солнце спрячется за тучу, как приходится натягивать на себя кофту, куртку и шапку.

Выйдя на дорогу, сразу начали подъем в небольшой перевал, за которым понеслись бесконечные спуски, чередующиеся с совсем небольшими подъемами. Скорость периодически возрастала до 45 километров в час и не опускалась ниже 25-ти.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Перед одним из небольших подъемов на встречной полосе лежала и мотала головой овечка. Один бок ее был достаточно сильно осаднен. Мы немного проехали вперед, остановились, положили велосипеды на обочину и пошли к овечке, чтобы убрать ее с дороги. Только мы к ней подошли, как овечка вскочила и, шатаясь, побежала от нас. И прямо в этот момент на холм залетела фура, двигающая в том же направлении, что и мы. Водитель, избегая столкновения с бегущей поперек дороги овцой,  резко взял вправо, заехав колесами на обочину, отчего фура едва не перевернулась. Грузовик промчался в нескольких сантиметрах от  наших велосипедов и скрылся за поворотом. Слегка охренев, мы смотрели на овцу, которая сбежав с дороги, жадно принялась щипать чахлую траву. Судя по всему, жить овечке оставалось недолго. А мы только что чуть не «приехали».

Попив водички, мы оседлали наших чудом уцелевших коней и покатили дальше. За поворотом стоял джип, водитель которого хищно вглядывался в ту сторону, где, возможно в последний раз, паслась умирающая овечка. Наши подозрения вскоре подтвердил, как всегда оторвавшийся далеко вперед Борисыч. Он тоже видел лежащую на дороге овцу, чуть дальше которой на обочине стоял только что развернувшийся джип, водитель которого внимательно осматривал передний бампер автомобиля.

Еще несколько раз мы проезжали группы овец, мирно спящих на дороге (на этот раз не сбитых машинами) – похоже, им просто приятно было вздремнуть после обеда на тепленьком асфальте.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Проехав 75 километров, мы остановились в Ихтамире на обед, после которого, сделав короткую остановку у памятника неизвестному коню, начали подъем в перевал.

На смену асфальту пришла гравийка, обильно засыпанная песком. Борисыч с Диманом ушли в отрыв. Я ехал в двойке с Андреем. Однако, лишь только начался основной подъем, руководитель, отсидевшись за моей спиной, вместо того, чтобы сменить меня, полный сил рванул вперед и быстро исчез из виду.

На одном из витков перевала у меня опять чуть было не случился конфликт с группой монгольской молодежи, стоящей возле запаркованной на обочине машины. Пришлось пересилить себя и поднажать на педали, чтобы быстрей скрыться у них из виду. Как ни помогала мне злость преодолевать усталость, последние два витка по пыли и песку я поднялся пешком. На вершине, не обращая внимания на веселые окрики Андрея и Борисыча, я сел на велосипед и не спеша покатил вниз.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


За шлагбаумом, обозначающим границу города, мы собрались в кучу и отправились на поиски гостиницы. Гостиниц было найдено две, одна из которых – гестхаус, заполненный иностранцами, был отсеян по причине дороговизны. Остановились в отеле попроще, сняв четырехместный номер за 30 тысяч тугриков в сутки. Тот факт, что в отеле отсутствовал душ, вполне окупался наличием раковины в туалете в конце коридора. Велосипеды нам разрешили поставить в гараж.

Смыв с себя дорожную пыль, мы отправились на прогулку. Первая же машина притормозила возле нас, из нее высунулась монгольская голова, затем кисть с выпрямленным третьим пальцем, голова прокричала нам какие-то слова (судя по выражению лица  - явно не пожелания здоровья и успехов), автомобиль резко набрал скорость и скрылся за поворотом. Мы, устав удивляться агрессивности местных, просто переглянулись и пошли дальше.

В уличном кафе, отвергнув безобидные приставания местного алкоголика, мы не особо вкусно поужинали, после чего удалились в отель. Где дегустацией пива отметили окончание велосипедной части нашего похода.



22  августа.

Цэцэрлэг.

Дневка.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

 

«Цэцэрлэг - город в Монголии, административный центр Арахангайского аймака. Находится на высоте 1691 метр над уровнем моря. Население 20,3 тыс., основан в 1923 году. Есть деревообрабатывающий, продовольственный комбинаты, Педагогический колледж, музеи, монастырь, аэропорт. Находится в 453 км от Улан-Батора. Город выгодно отличается по сравнению с другими центрами аймаков опрятностью и развитой инфраструктурой. Кроме юртовой застройки, есть кварталы панельных домов, построенных в советское время, школа построенная советскими специалистами. Сам город окружен красивыми скалами. При въезде в город дорога обсажена лиственницами. Сразу понимаешь, что в этом городе трудились советские специалисты.»

На площади неподалеку от отеля договорились с одним из водителей через немного говорящего по-русски монгола, что завтра нас довезут до Улан-Батора, а это около 400 километров, за 350 тысяч тугриков. За эту цену нам было обещано полное отсутствие посторонних пассажиров. Объяснить, где находится наш отель, не получилось. Пришлось ехать с водителем к гостинице и показывать пальцем.

Французы, арендовавшие микроавтобус на сегодня, испугались, что мы его у них отбираем. Успокоили их. Попутно выяснили, что двое парней на велосипедах проедут из Хархорина до Улан-Батора, а сопровождающая их съемочная группа снимет про это фильм.

Сделав главное на сегодня дело, мы расслабились и посвятили себя привычным для дневок делам – употреблению пищи, поискам интернета и осмотру достопримечательностей.

Руководитель, возможно, обидится на меня за скудость описания посещенных нами храмов и музеев. Но я честно признаюсь, что посещение этих мест не оставило в моей памяти каких-либо особенных впечатлений.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


В конце дня забрали велосипеды из гаража, упаковали их в чехлы и занесли в номер. При этом родилась идея, что в случае проблемы с размещением велоспедов в гостинице можно их разобрать и упаковать в чехлы – все очень просто, но раньше никому из нас эта идея в голову не приходила.

 

23  августа.

Авто: Цэцэрлэг – Хархорин – Улан-Батор

«Истана» прибыла в положенный час. При погрузке выяснилось, что багажник уже занят холодильником и коробками с какой-то бытовой техникой. На вопросы водитель, невысокого роста, худощавый человек, на вид около 30-ти лет, лишь скромно улыбался, тем самым подчеркивая незнание русского языка. Погрузились. Пришлось занять велосипедами половину салона.

Места для нас тоже хватило, можно было даже удобно развалиться, чтобы не устала спина от долгой поездки. На одном из сидений лежала массивная заколка для волос. Водитель, взяв ее в руки, жестами объяснил, что надо заехать за женой – стало быть, заколку он оставил здесь специально.

Заехали к нему домой. Из подъезда жилого дома вместо одной женщины вышло  две, и еще два ребенка – девочки на вид 3-х и 10-ти лет.

Когда все утрамбовались в салон, водитель с деловым видом протянул заколку жене, полной женщине, старше его на вид, усевшейся с маленькой девочкой на переднее сиденье. Та, с не менее серьезным видом спрятала ее в сумочку.

Так мы и выехали из Цэцэрлэга – в тесноте, да не в обиде.

До Хархорина доехали по асфальту.

Автобус несколько раз останавливался, подходили какие-то люди и забирали коробки с бытовой техникой.

В одном из поселков у дороги стояли дети, продающие какие-то молочные напитки в пластиковых бутылках. Водитель притормозил возле них, после чего его жна, не церемонясь отпила из нескольких бутылок, пощелкала языком и отдала деньги парнишке-торговцу. Интересно – если бы вкус ей не понравился, то, отхлебнув, она вернула бы бутылку назад. Допустим, мы решили бы прикупить кумыса у дороги – кто знает, сколько монголов отхлебнуло до нас из этой бутылки?

Автомобильный трафик на достаточно узкой дороге весьма оживленный.  Мы давно уже заметили, что на въезде в города стоят будки и дорога перекрыта шлагбаумом. Нас-то пропускали легко, а вот с автомобилей, оказывается, берут по 30 тугриков – что-то вроде дорожного сбора.

«Хархорин (Каракорум) (монг. Хархорин) — город и сомон в центре Увэр-Хангайского аймака в Монголии. Население сомона 13 828 (1994), 13 964 (2000), 13 496 (2003), ок. 20 000 (2011). Население города Хархорин составляет ок. 15 тыс. человек (2011), площадь города составляет 20,5 кв.км .

Хархорин находится примерно в 380 км юго-западнее города Улан-Батора, по дороге на Арвайхээр, на левом берегу реки Орхон.

Место расположения столицы монгольской империи времен чингисидов (ХIII–ХVI век), основанной в 1220 году Чингисханом и разрушенной во время нашествия войск китайской династий Мин в конце XIV века.»


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


На площади перед храмом много кафешек и магазинчиков с сувенирами. В одном из кафе мы позавтракали с небольшим недоразумением из-за языкового барьера, в результате которого половина из нас осталась голодной.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Дальше было сильно затянувшееся посещение территории древнего буддистского храма – ключевого события нашего похода, по мнению руководителя. Борисыч, отчасти разделяющий повышенный интерес Андрея к буддизму в целом и этому храму в частности, отправился вместе с ним на самостоятельную экскурсию. Мы же с Диманом, как скучные и трезвомыслящие циники, прошлись по периметру каменного ограждения, посетили наравне с монахами служебный деревянный туалет и стали ждать куда-то запропастившихся парней. В ожидании мы вынужденно наблюдали за похожими на попугаев иностранцами, преимущественно европейцами, снующими вокруг в совершенно неприличном количестве.

Устав ждать на территории храма, мы вернулись на площадь к нашему автобусу, в котором уже собралась в ожидании нас вся семья водителя.

Наконец парни показались из ворот. Руководитель вынес с территории храма во фляжке землю, которую накопал под недоумевающими взглядами монахов.

За Хархорином из-за тотального ремонта дороги поехали по ужасной грунтовке, вроде той, по какой нас везли от Зэрэга до Алтая.

Всю дорогу в машине играла русская эстрада – Киркоров, Аллегрова, Леонтьев, Иванушки и другие подобные исполнители. Видимо, нам хотели сделать приятный сюрприз.

Диман созвонился с представителем компании Легенд-тур, через которую для нас в Улан-Баторе был заказан номер в гестхаусе. Потом пришлось перезванивать в сам отель, давать телефон в ухо водителю, в надежде, что он поймет адрес. Но уточнить адрес так и не получилось. Больше половины разговоров пришлось вести на английском – Диман, как обычно, не подвел.

Перед въездом в Улан-Батор наш водитель свернул на заправку и дал понять, что надо заправиться за наш счет, иначе в город он не заедет. Доплатили 50 тысяч.

В городе около часа ушло на заезд в какой-то двор и выгрузку холодильника – интересно, а если бы мы не доплатили, холодильник тоже не доехал бы до Улан-Батора?

Дальше были поиски гостиницы. Положились на память руководителя, утверждающего, что гестхаус находится почти напротив железнодорожного вокзала. Искали по принципу «здесь помню, там не помню». Поворачивать и разворачиваться в хаотичном потоке машин оказалось непростой задачей. С трудом, но гостиницу мы нашли.

Выгрузились. Автобус с дружной монгольской семьей укатил восвояси. Оказалось, что номер на сегодня забронировать не удалось – по плану мы должны были прибыть в город лишь завтра. Приветливый монгольский персонал, говорящий с нами по-английски, разрешил оставить велосипеды в гараже. Нам же посоветовали переночевать в другом отеле, в каком именно не сказали. Только предупредили, что во всех близлежащих отелях сильно высокие цены – по 60-70 тысяч тугриков за номер. Вроде как есть один – Window, где берут недорого.

В поисках рекомендованного отеля мы углубились в город. Руководитель вспомнил, что в прошлом году они останавливались в супердешевом отеле, находящемся в одной из квартир обычного жилого дома. В поисках этого дома мы прошагали несколько кварталов. Так ничего и не найдя, совсем обессилев, мы отужинали в уличном кафе и отправились обратно в привокзальный район.

Совершенно неожиданно нас окликнул по-английски высокий худощавый мужчина лет сорока, азиатской внешности, но на монгола не похожий. Я ответил, какой отель мы ищем, тоже по-английски.

- Русские, что ли? – обрадовался он.

Макс, как назвался наш провожатый – бывший военный, работает с голландцами, учился в России, сам из Казахстана. Он с радостью довел нас до нужного отеля, находящегося всего в 10 минутах ходьбы от гестхауса.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


В отеле Window мы сняли 2 люксовых номера по 30 тысяч тугриков за каждый – судя по всему это самый дешевый отель как минимум в этом районе, а то и всем городе.

 

24 августа.

Улан-Батор

Уланбаатар («красный богатырь») — столица Монголии. Расположен в долине реки Туул, на высоте 1300—1350 м. Выделен в самостоятельную административную единицу. Площадь — 4704,4 кв.км, население — 1 240 037 чел. (2010). Улан-Батор имеет горный климат с чертами резко-континентального. Зима долгая и суровая, лето прохладное. Осадков выпадает мало, все — в летний период, зимой осадков практически не бывает. Большая высота над уровнем моря также сильно снижает температуру в городе, среднегодовая температура составляет ?0.4 °C.

Переселение из отеля в гестхаус решено было отложить до вечера. С утра же мы отправились на прогулку по городу. У входа в отель мы наткнулись на Сурэна Жукова. Почему я сразу называю его по имени? Просто нас по-русски окликнул улыбающийся круглолицый парень, представился Сурэном Жуковым, сказал, что занимается продажей кожаных изделий. Сурэн от всей души зазывал нас к себе в Дархан, обещал зарезать барана и вообще устроить королевский прием.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Улицы Улан-Батора переполняются сигналящими автомобилями с раннего утра. Много аварий. На каждом т-образном перекрестке, на возвышении стоит регулировщик и по рации управляет светофором, пропуская колонну за колонной.

В Монголии 3 миллиона жителей, и около половины из них живет в Улан-Баторе. Те же, кто проживает в провинции, обязательно имеет родственников в столице и периодически наведывается к ним в гости. Поэтому на дорогах и улицах города царит жуткое столпотворение.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


В УБ очень много иностранных туристов, в основном престарелых немцев. Диман, поначалу радовавшийся каждой возможности пообщаться по-английски, теперь начал избегать лишнего общения.

К вечеру мы переселились в знаменитый LG Hostel. На рецепшне забрали оставленные для нас билеты на поезд.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


На первом этаже отеля ежедневно все постояльцы собираются на бесплатный завтрак. В номере есть все удобства. Плюс бесплатный интернет (вай фай из-за перегруза почти не шевелился, а компьютер всегда был занят немцами).     


25  августа.

Улан-Батор

Сегодня Диме Ефимову исполнилось 20 лет.  20 – так много для него и так мало для нас… Хотя по рассудительности и силе характера Дмитрий  явно тянет на более старший возраст.

Утром снова планируется поход за сувенирами, в том числе на территорию храма и, конечно же, в ЦУМ, где мы вчера скупили почти все шерстяные носки Goyo (В ЦУМе цены оказались дешевле, чем в расположенном рядом фирменном магазине).

Перед забегом, за завтраком познакомились с ребятами из Москвы. Егор и Дима  - сотрудники музея кочевых культур. В музее всего 8 сотрудников, 5 из которых сейчас находятся на территории Монголии, собирают коллекции. (Адрес музея – Москва, улица Авиамоторная, 30-а. www.namadic.ru)

Ребята подтвердили, что за последний год в Монголии изменилось отношение к русским, в основном со стороны молодого населения. Скорей всего этому опосредованно, через влияние на политических деятелей страны, способствует Китай, которому выгодно разобщение России и Монголии. И отношение местного населения к туристам – далеко не единственные признаки перемен (хотя, конечно же, не стоит во всех случаях наших конфликтов с местным населением винить политику,  зачастую причина более проста – алкоголизм). Неспроста и тотальный ремонт китайцами дорог по всей стране. Егор и Дима в своем последнем путешествии по Китаю видели на приграничных с Монголией территориях, вблизи пустыни Гоби, крупные пустые города, готовые к заселению.

Отвлекшись от китайской экспансии, ребята рассказали, что с сегодняшнего дня в Улан-Баторе действует новый закон по борьбе с пробками. По четным числам по городским дорогам разрешено движение автомобилей с номерными знаками, заканчивающимися на четную цифру. По нечетным числам по улицам будут ездить только автомобили с последней нечетной цифрой в номере.

После завтрака Егор и Дима, навьючившись рюкзаками, отправились дальше в свое путешествие по стране. Мы же продолжили прогулки по Улан-Батору.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Был посещен буддистский храм, куча магазинчиков при нем (Андрей все никак не мог выбрать нужные сувениры), пройдены многие улицы города, посещен театр в поисках музыкальных записей нашим руководителем  (мы с Борисычем тайком умудрились проникнуть за кулисы). В ЦУМе в отделе шерстяных изделий нас узнали издалека, встретили с шутками и улыбками и продали последние пары носков. Посещение книжных магазинов подтвердило слова Андрея, что в последние годы одним из основных национальных героев в Монголии становится барон Унгерн.

«… русский генерал, видный деятель Белого движения на Дальнем Востоке. Восстановил независимость Монголии. Автор идеи реставрации империи Чингис-хана от Тихого океана до Каспия.»

Жаль только, что в книжных магазинах литературы на русском языке практически нет. Однако руководитель быстро завел нужные знакомства и заполучил давно желанную им книгу о черном бароне.

В городском парке познакомились с девушками из Улан-Удэ. Оказывается, сюда активно ездят из Бурятии за покупками, нечто вроде шопинг тура.


Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Вечером был торт, поздравления Димана и мысли о том, хочется ли нам возвращаться домой. С небольшими оговорками сошлись на том, что все же хочется.

 

26-27-28  августа.

Велопутешествие по Монголии. Гольдберг Антон


Поскольку плацкартных вагонов в нашем поезде не предусмотрено, билеты были куплены в купе. Исходя из этого, при упаковке велосипедов были сняты оба колеса, чтобы уменьшить размер багажа.

И все равно, на полку удалось воткнуть лишь два велосипеда. Остальные два поставили на пол, между диванчиками. А потом и вовсе выставили в проход.

Глядя в окно на пробегающие мимо столбы, проплывающие вдалеке холмы и пасущиеся стада, мы окончательно сошлись на том, что домой и надо, и хочется.

Соседи по вагону, да и почти все пассажиры поезда Улан-Батор - Москва – монгольские студенты, едущие на учебу в российские вузы. Оторвавшись от родителей, они в первый же вечер напились, заблевали все туалеты и кричали полночи.

Границу прошли нормально, без задержек - не в пример казахско-киргизской в прошлом году.

Вечером 28-го в Новосибирске, на ж/д вокзале мы погрузились в ожидающий нас микроавтобус, водитель которого за полторы тысячи (с каждого) теперь уже рублей домчал нас до Новокузнецка и уже глубокой ночью развез нас по домам.

Поход, несмотря на отдельные моменты, в целом все же удался.

Монголия – замечательная страна для посещения ее активными туристами, причем наиболее идеальна она для мото или автотуризма. Путешествуя на велосипеде по Монголии с ее большими расстояниями, монотонными пейзажами и трудностями с питьевой водой, удовольствие получат не многие.

Вполне возможно, что через пару лет в Монголии все значимые дороги будут заасфальтированы китайцами – для экстремального туризма останутся лишь дикие степи и пустыня Гоби.

Поломки на маршруте – лопнувшие спицы, протершиеся покрышки, сломанные стойки багажника и, конечно же, проколы камер. Других поломок у нас не было, но готовность к ним была (см список инструментов и запчастей).



Несколько полезных советов, назревших в походе и в процессе написания отчета:

- В Монголии в свободной продаже нет резьбовых газовых баллонов (только в Улан-Баторе, в спец магазинах)

- В магазинах невозможно купить нормальный листовой чай (кроме Улан-Батора)

- Любые крупы и тушенка замечательного качества всегда в наличии даже в поселковых магазинах

- Как и в любой стране, где русский язык не в ходу, обязательно иметь с собой блокнот и ручку для упрощения преодоления языкового барьера

- Спрашивая совет у монголов, будьте осторожны – даже не понимая вас, они будут улыбаться и кивать. Вы же, сами того не замечая, глядя на их якобы утверждающие кивки  можете принять неверное  решение.

- Совет для моторизованных туристов. Заправляться лучше на АЗС «Петровис» - на этих заправках русский бензин неплохого качества, в других местах бензин преимущественно китайский.

-  Проблемы с велосипедами, возникшие при заселении в гостиницу, можно решить, упаковав велы и взяв их в номер как багаж.

- При посещении кафе (кроме Улан-Батора) надо быть готовыми провести там 1-2 часа, так как пища в основном готовится только после того, как вы ее заказали.

 

Мои денежные расходы с учетом питания и сувениров - тридцать с лишним тысяч рублей. В том числе: приглашение 800 рублей, виза 1600, ж/д билет Улан-Батор – Новосибирск  5200 р.

Спасибо Андрею Басалаеву за организацию этого похода, а также ребятам – Андрею Борисычу Мосину и Диме Ефимову за отличную компанию и поддержку в трудные минуты.

Спасибо Кириллу Никонову, его жене Ирине и дочери Валерии – наши встречи с ними и беседы затемно (здесь все же больше про Кирилла)  были очень приятны.

Привет девчонкам из Улан-Удэ, которым я так и не выслал обещанные фотографии! И спасибо всем встреченным нами хорошим людям, перечислять которых не стану, тем более что имен многих я даже не знаю.

Не могу не упомянуть тех, что сначала стойко терпели полгода подготовки рядом с нами, а потом месяц ждали нашего возвращения домой. Огромное спасибо родным и близким, с пониманием относящимся к нашим походам!

Я искренне надеюсь, что впереди нас ждут новые страны и сотни, тысячи километров походов.

Приносим извинения! При данном разрешении экрана отчет доступен в режиме чтения:
https://robinzon-nk.ru/m-reports/bike/27