бесплатная доставка
бесплатная доставка

Ваши отчеты • Тянь-Шань, с точки зрения одинокого велосипеда

Предисловие

Давно я хотел проехать на велосипеде по Тянь-Шаню. Но уж очень не хотелось мне ехать туда одному. Несколько лет я откладывал это путешествие, ждал партнера. А с партнерами в последние годы, как-то все не складывалось. Ну и так, как опыт одиночных велопоходов уже кое-какой накопился, то я решил больше с Тянь-Шанем не тянуть, а немедленно ехать.

Ни к одному из своих прежних велопутешествий я не готовился так основательно. Я сидел в Интернете и изучал отчеты походов других групп. Отчет похода новосибирского велотуриста Игоря Томаса я практически выучил наизусть. Его маршрут я и взял за основу, правда, значительно упростив и облегчив. Спортивность и категорийность меня волнует не очень сильно, мне интереснее путешествие как таковое. Трудностей, я знаю, у меня и так будет достаточно.

Маршрут я продумал довольно тщательно, чего прежде со мной не случалось, при этом он содержал несколько вариантов исполнения. Все же в жесткие рамки я себя не загонял. Для проверки готовности велосипеда, себя, и с надеждой подобрать достойного партнера были проведены два тренировочных велопохода по Горной Шории по маршруту: Балыксу – Ортон – Майзас – Междуреченск и Таштагол – Усть-Кабырза – Сензас – Ортон – Майзас – Междуреченск, с разным составом участников. Походы были сами по себе необычайно интересны и требуют отдельного рассказа. В результате этих походов велосипед проявил себя c самой лучшей стороны, участники тоже, но, увы, ехать по Тянь-Шаню придется одному.

Фактический маршрут: Кара-Балта – перевал Тео-Ашуу – Суусамыр – Кызыл-Ой – Чаек – перевал Кыз-Арт – Кочкорка – Сары-Булак – перевал Колмак-Ашуу – озеро Сонг-Кёль – перевал Тескейторпо – р. Кёкджерты – перевал 3013м – Караункурт – перевал Долон – Балыкчи – Тосор – Джети-Огуз – Каракол – Тюп – Чолпон-Ата.

Состав участников: Руководитель, он же участник всего «адын» - Белых Николай, 47 лет, г.Новокузнецк.

Велосипед: GT Nomad ltd.



Карта-схема маршрута


13.08.08. День первый.

Итак. В 12.00. по Бишкекскому времени я на автовокзале города Бишкека. Радостный милиционер бежит мне навстречу с протянутой рукой. С чувством трясет мою руку и ведет устанавливать мою личность. Я наслышан, что в Кыргызстане больше всего надо опасаться милицию, поэтому такому радушному приему не удивился. В милицейскую комнатушку набивается куча его коллег и все дружно начинают меня обыскивать, допрашивать, сильно надеясь найти психотропные таблетки. Но выудили они у меня из сумочки только активированный уголь. Хотели обидеться, но нашли еще комус, очень удивились и попросили сыграть. Я сыграл, выплеснув все свои души прекрасные порывы. Комус, конечно, оказал свое магическое действие. Милиционеры желают мне счастливого пути и прощаются со мной, чуть ли не обнимаясь. Выйдя на волю, я быстренько сажусь в маршрутку до Кара-Балты. Оттуда, в 14.00. я стартую уже в седле. Путешествие началось.

Жара. За полчаса выкушал два литра минералки. Мочу майку в арыках и мокрую натягиваю на себя, свежести хватает минут на пять. Это первые требуемые трудности. Но после прошлогоднего Крыма жарой я закален, и это для меня никакие не трудности. Да и знал бы я, что эти первые часы зноя будут и последними, больше наслаждаться пеклом мне не пришлось.

Дорога Бишкек – Ош построена несколько лет назад то ли корейцами, то ли японцами, поэтому асфальт хорошего качества.

Потихоньку забираюсь все выше в горы. Все время еду рядом с бурной рекой Кара-Балта, проезжаю множество мостов. Догнал эскадрон кыргызов, все по очереди свешиваются с коней и здороваются за руку. Предупреждают: «Братан, ночью замерзнешь».


Начало пути. Река Кара-Балта

Вдоль дороги стали появляться передвижные пасеки. Хозяева их русские. На полянке возле одной из пасек в 19.00. останавливаюсь ночевать. Пьем с пасечником, бывшим водителем дальнобойщиком, чай, болтаем о дорогах и политике. В 21.00. наступает полная темнота и жуткий холод. Но я предупрежден, а значит вооружен. Пробег первого дня 52 километра.


Пасека в устье реки Торук


Пасечник

 

14.08.08. День второй.

В 07.00. я на ногах. Бегу по ущелью вверх поснимать горы в утренних лучах и набрать дров для чая. С дровами никаких проблем: шиповник, кизил, барбарис, туя – сушняка полно. За полторы минуты вскипятил чай. Пасечник Леонид уже несет угощенье – горный мед. Это был мой первый и последний костер за весь поход, дальше я обеспечивал себя чаем только с помощью газа.

Прощаюсь с пасечником и двигаю вверх. Начинается нелегкий, долгий-долгий подъем по серпантину на перевал Тео-Ашуу. Встречные и обгоняющие водилы сигналят, машут, приветствуют. Перевал дался тяжело. Временами очень хотелось слезть с велосипеда и идти пешком. Вот я уже почти останавливался, но что-то злое внутри меня не позволяло это сделать и я, в конце концов, вытянул себя за волосы на этот Тео-Ашуу высотой 3210 метров, набрав за 4 часа 2000 метров по вертикали.


Начало подъема на Тео-Ашуу


Все еще начало подъема


Только середина подъема

На перевале, как завершающий штрих, надо еще проехать тоннель длиной 2600 метров. Командующий движением по тоннелю тормозит очередь КАМАЗов, дает мне 15 минут, чтобы я промчался по слабо освещенному тоннелю и не задохнулся выхлопными газами. В этом тоннеле я окончательно выложился, давя на педали, но рев КАМАЗов я услышал за спиной минут через семь. Тем не менее, живой и невредимый вынырнул на свет Божий, и передо мной открылась гигантская, растянувшаяся километров на 200, долина Суусамыра.


Перевальный тоннель

На спуске с перевала особо не разгонишься – сплошные повороты. Много юрт, где продают кымыз. И я отважился, купил бутылку. Необыкновенная гадость. Сдуру выпил всю бутыль. Пожалуй, больше покупать его я не буду.

Сворачиваю с асфальта на Суусамыр и еду по неплохой грунтовке с легким уклоном, практически не кручу педали. Машин очень мало. Середина августа, а в Суусамырской долине вовсю идет заготовка сена. Еду по полям, заросшим полынью, вдыхаю ее необыкновенный аромат. Пересек мощную, бурную реку Западный Каракол. Высокие горы подступили совсем близко. Проезжаю большое село Коджумкул. Дети машут руками, бегут, сопровождая, и кричат: «Хело, хело». Вообще, здороваются все встречные и поперечные кыргызы, а их немало, поэтому даже немного устаешь раскланиваться.


Долина Суусамыра

Западный Каракол, сливаясь с Суусамыром, образуют красивейшую реку Кекемерен. По его долине я и продолжаю путь.


Река Западный Каракол

Небо в тучах, немного покапало. Обнаружил, что рожа моя подгорела, а губы обветрило. Срочно одеваю кепи. Эх, все предусмотрел, а крем, защищающий от солнца, не прихватил. Встал на ночь на берегу Кекемерена на песчаной косе у самой кромки бурлящей воды. Если ночью вода поднимется, у меня в активе будет сплав по Кекмерену. Проехал 77 километров.


Культовое сооружение в Коджумкул айылы


Кекемерен


Долина Кекемерена

 

15.08.08. День третий.

Утро традиционно холодное. Пью чай, а руки стынут. Обалденно красивая долина Кекемерена. Специально еду медленно, чтоб все впитать. Вот и первый памятник «неизвестному» барану. Их будет множество по всей Кыргызии – изваяний баранов, козлов, оленей, орлов.


Памятник неизвестному козлу


Вниз по Кекемерену


И еще Кекемерен


Прощай Кекемерен

Приехал в поселок Кызыл-Ой. Вот и первые иностранцы, а именно, увешанные фото-видео камерами, французы, приветствуют меня. Заехал в «Tourist information office» и в этом «office» вкусно поел шорпо, выпил кофе с абрикосовым вареньем и лепешкой.

Мои опасения, что я сильно опережаю график, похоже, беспочвенны. Хотя еду вниз и по ветру, разогнаться быстрее 15 км в час не получается. Слишком вязкая и тряская дорога.

Только за Кызыл-Оем выехал на асфальт, как тут же пробил переднее колесо. Разбортовал, покрышка начинает рваться прямо по центру протектора. А я так верил в свои покрышки и не стал обременять себя запасной. Теперь можно серьезно встрянуть. Ну, да на все воля Аллаха всемогущего. Пока возился с колесом, мимо промчались несколько машин с катамаранами и каяками на крышах. На сплав люди поехали. Меня не приветствуют, ибо ремонтирующегося велосипедиста никто никогда не приветствует. Наверное, пора принимать какие-то меры, обеспечивать везение.

К сожалению, Кекемерен проложил свой маршрут на юг к Нарыну, а я на восток по долине Джумгала. Дорога – раздолбанный асфальт. Из райцентра Чаек позвонил домой. Брать телефон в Кыргызстан необязательно. Гораздо дешевле звонить из пунктов «Кыргызтелеком», которые есть во многих, даже небольших айылы.

Чем еще пока мне нравится эта страна, что нет проблем с водой, везде чистая, ледяная вода. И я пью ее в больших количествах. Послезавтра по моим биохимическим расчетам у меня в организме должна полностью замениться вода на клеточном уровне. Вот попру. Мои надежды накушаться в Средней Азии фруктов вообще пока абсолютно безосновательны. Их в этих горах и в помине нет.

Проехал айылы Баш-Курганды и поворот на перевал Кара-Киче. Это один из моих вариантов подъезда к озеру Сонг-Кёль. Я ненадолго останавливаюсь, жду, чего подскажет интуиция, а затем без колебаний и сомнений проезжаю мимо. На затяжных подъемах меня с натужным ревом, кое-как обгоняют допотопные, ветхие, нагруженные углем КАМАЗы, ЗИЛы и Колхиды. На Кара-Киче находится угольный разрез, который обеспечивает углем всю республику.

Вот я попал. Вокруг желтая, глинистая степь и камни. Скоро степь стала зеленой, но степь есть степь – спрятать палатку негде, пилю дальше. Проехав ровно 100 километров, встаю на ночь в чахлых кустах рядом с дорогой. Мимо палатки, возвращаются домой после ужина коровы и ишаки, чуть не обосра... стоптали мои пожитки. Небо заволокло, гремит гром. Как моя однослойная палаточка выдержит здешний тропический ливень?



16.08.08. День четвертый.

Всю ночь, шел дождь брызгокапельного типа. Палатка сверху вся в грязи. Видимо, дождик пригвоздил к ней пыль.

Время 6.00. утра, кыргызы уже гонят свои стада на завтрак. Я немного ошибся в своих биохимических расчетах. Да, меня поперло, причем среди ночи, но на, как бы это помягче выразиться, - на горшок. И я четко понимаю, что это действие кымыза. Вместо губ у меня кровавое месиво. Местное солнце разбивает их жестче бойцовского кулака. (Если губы к концу похода подживут, то кымыз будет истощать меня всю дорогу. Я съем столько угля, что в животе у меня тоже образуется угольный разрез).

Потихоньку поднимаюсь на перевал Кыз-Арт. Машин практически нет. Вдоль дороги много юрт, а вокруг юрт скакуны-мустанги пасутся, а из юрт иногда запахи вкусные волнуют мой нос. В одну из юрт, из которой навязчиво источался запах вареной баранины, я заглянул, якобы с этнографическими целями, сфотографировал обитателей, их древний кочевой быт, и заодно, наелся свежайшего мяса и любимого мной айрана. Кыргызы очень гостеприимны, особенно за небольшое количество сомов.


Обитатели юрты


Перевал Кыз-Арт

На перевале Кыз-Арт, высотой 2670 метров купил жаренную Сонг-Кёльскую пелядь – тоже экзотический продукт.

Спуск с перевала очень пологий и трясучий, к тому же ледяной встречный ветер. Еду медленно, пальцы на ногах на грани обморожения. (Мне лень доставать кроссовки, еду в босоножках.) Внезапно меня накрывает снежным зарядом. Ай да Средняя Азия. Снег тут же закончился, а дождь льет весь день. Все речки и арыки вышли из берегов, вода стала мутная. В стороне от дороги грязь непролазная. Ставить палатку в эту мокротень неохота, поэтому я не сворачиваю на трассу на Нарын, как запланировал, а заезжаю в большой районный центр Кочкорка.

В Кочкорке без проблем устроился в гостиницу. Отдал 100 сомов за ночь, и даже документов у меня не спросили. Гостиница просоветская – вместо розетки торчат голые провода, выключатель болтается, туалет во дворе. Но я неприхотлив, а потому – доволен. Пробег мой сегодня составил 90 километров.

Иду гулять по местному базару, дабы повкушать фруктов. По базару толпами бродят загорелые, бородатые иностранцы, увешанные всякими айсбайлями и альпенштоками.

Только прилег в номере, стук в дверь. На пороге высокая светловолосая девушка. Сразу стало ясно, что мы одного поля ягода. Путешественница, москвичка Ольга Колос. Абсолютно незаурядная личность. Проехала автостопом чуть не все европейские страны, много ездила и на велосипеде. Очень долго жила и путешествовала в Юго-Восточной Азии, даже в совершенстве владеет куала-лампурским и сингапурским языками. Она узнала, что в гостинице есть россиянин с велосипедом, зашла познакомиться.


Великая путешественница Ольга Колос

Мне кажется, мы быстро все поняли друг про друга, и долго болтали о походах и путешествиях. Она третий месяц уже путешествует. За плечами Башкирия, Горный Алтай и Казахстан. Впереди Таджикистан и Узбекистан. От нее я почерпнул много ценнейшей информации.

Вот не было бы изнуряющего дождя, свернул бы я на нарынскую трассу и не встретил бы такого уникального человека. И жизнь моя много бы от этого потеряла. На все воля Аллаха всемогущего.


17.08.08. День пятый.

Всю ночь не давали спать собаки, истошно лаяли.

В 8.00. постучала Оля, попрощаться. Я вышел вместе с ней. Не успел узнать человека, а уже надо расставаться. Она понеслась в свою неведомую даль, а я в свою. А именно, в направлении озера Сонг-Кёль.

На выезде из Кочкорки обогнал двух велосипедистов, немцев из Штутгарта, мужа и жену. Они тоже едут на Сонг-Кёль. Плавно поднимаюсь по долине мутного Каракуджура. Приехал в Сары-Булак, пока в кафе поглощал манты, подкатили немцы. В атмосфере опять скопился жгучий холод. Немцы тычут пальцем в небо и кричат: «Snow, snow». И действительно, такое ощущение, что снег сейчас пойдет.


Встреча с немцами в Сары-Булаке. Немцы за кадром.

За Сары-Булаком, поворот на Сонг-Кёль, асфальт кончается и начинается нудный дождливый, пятидесятикилометровый путь до Сонг-Кёля по долине реки Телек.

Но вот начинается затяжной серпантин на перевал Колмак-Ашуу, нудность исчезает, начинаются неплохие виды, в разрывах облаков видны снежные вершины. Ух, и просторы. На сочных склонах пасется стадо яков, не менее 200 голов, специально считал. Пытаюсь подойти поближе снять яков, но недоверчивые зверюги дружно показывают мне свои лохматые хвосты.

Вот только ехать на этом подъеме я не могу, иду велопешком, никакая злость не помогает, ноги не вытягивают. Перевал намного тяжелее, чем Тео-Ашуу, уже потому, что нет асфальта.


Яки в верховьях реки Телек


Утро на перевале Колмак-Ашуу

Машин мимо меня проезжает сравнительно много. В основном это престарелые, годов восьмидесятых немки, загруженные барахлом выше всяких нормальных представлений. Вот посмотрят отставшие немцы, как ихние раритеты работают на заоблачных высотах в этих диких горах. Кстати, дважды возле меня останавливались машины, и веселые кыргызы приглашали меня выпить с ними водки. А едущих следом за мной немцев никто из них не обгонял, значит встали они, где-то в сторонке на ночь, на перевал не стали подниматься.

Начинается очередной сильный дождь, я дохожу до первой более-менее подходящей поляны и ставлю палатку. Ночевка на высоте приблизительно 3400 метров. При этом сам я весь мокрый, спальник подмок, сушусь внутренним теплом и немного согреваюсь горячим чаем. Какое счастье, что когда-то давно, какие-то умные люди изобрели газовые баллоны. Проехал и прошел 82 километра, упирался, как ишак.


18.08.08. День шестой.

Ночью сильно мерз, не мог дышать, хватал ртом воздух. Это что за новости в моем организме?

Утром трава покрыта толстенным слоем инея, крыша палатки изнутри заледенела. Выбиваю из палатки тонкие куски льда.

Выяснилось, что я забыл еще и носки. Натягиваю на ноги полиэтиленовые мешки, а сверху капроновые мешки из-под всякой утвари. Эта конструкция, дополненная босоножками, не хуже горных ботинок.


Я в онучах

До перевала Колмак-Ашуу высотой 3470 метров не дошел вчера всего полтора километра. На спуске с перевала встретил одинокую велотуристку из Австрии. Кое-как объяснились. Её зовут Андреа, и двое ее товарищей заболели и остались в Кочкоре, а она одна сгоняла на Сонг-Кёль. Обратил внимание, что у нее нет багажника, а к велосипеду прицеплена тележка. На мой взгляд, это неудобно.


Австрийка Андреа

Андреа заметила, что у меня очень мало багажа, даже приподняла мой велосипед. Она сказала: «Лайт», я показал на ее телегу и сказал: «Хэви». Мы поняли друг друга и засмеялись. Она показала на мои обутки и подняла большой палец, сказав: «Уэлл». Я похлопал по своим сумкам и ответил: «минимум». Дальше мы ржали, как ненормальные. Я зову ее с назад на Сонг-Кёль с собой, она весело кричит: «No, no», показывает на часы и повторяет: «Виза, виза». Обнялись и расстались, как оказалось не навеки. К большому стыду я обнаружил, что почти ничего не могу выразить по-английски, а без него в дальнейших перспективах – никуда.

Спуск с перевала всего 9 километров. Озеро Сонг-Кёль такой же Кыргызский брэнд, как и Иссык-Куль. Находится на высоте 3000 метров. Длина береговой линии больше 100 километров. Оно лежит посреди высокогорной степи, со всех сторон окруженной горами. И в этой бескрайней степи расположены тысячи стойбищ, и пасется там неисчислимое множество скотины. К самому озеру надо ехать километров пять по степи, мне неохота.

Я еду к юрте, где женщина с дочкой прямо на улице ручным сепаратором гонят жирнючую желтую сметану. Без разговоров мне наложили полную кису, и я мигом ее проглотил вместе с лепешкой. Денег с меня не взяли. Чем выше в горы, тем люди бескорыстней, я давно это подметил.


Производство сметаны в долине озера Сонг-Кёль


Обед в юрте

Особой красотой Сонг-Кёль меня не поразил. Не пойму, чего все иностранцы так туда стремятся.


Стойбища на Сонг-Кёле


Озеро Сонг-Кёль

Подъезжаю к юго-восточной оконечности озера, прощаясь, гляжу на него в последний раз и начинаю подъем на очередной перевал в долину реки Кёкджерты.

Дорога уходит в гору резко в лоб, затем траверсирует склон, и через 50 минут!!! я на перевале Тескейторпо, высотой 3133 метра. Отсюда хребет Байдулу, который я с утра перевалил, как на ладони. И открывается изумительный вид вниз в долину Кёкджерты. Перед глазами множество витков серпантина и склоны, поросшие тянь-шаньскими елями, и торчащие пиками скальные останцы. Такие пейзажи я здесь вижу впервые.


Подъем на перевал Тескейторпо


Спуск с перевала Тескейторпо


Река Кёкджерты


Вниз по долине Кёкджерты

Спускаюсь. Витков серпантина насчитал 36. Сурки свистят со всех сторон. Их норы в гигантском количестве утыкали склоны и даже у самой дороги полно этих миниатюрных пещер, хоть спелеологов туда загоняй. Но сам «глупый сурок, робко прячет тело жирное в утесах». Обозреваю склоны, ни одного сурка не наблюдаю. «И только гордый велолюбитель, то колесом въезжая в лужу, то пешком взмывая к тучам, тощей молнии подобный…»


36 витков

Скоро эта идиллия с красотами кончается, Кёкджерты утекает в узкий каньон, а дорога уходит по пересохшему левому притоку Корго. А там опять очередной перевал 3013 метров, опять велопешком, хотя и уклон кажется небольшим, но мощности движка не хватает.

Наверху меня опять накрывает туча и слегка мочит. На спуске встретил двух бельгийцев, парня и девушку. По-моему у них с английским так же туго, как у меня. Но объяснились все же, поводив пальцем по карте. Маршрут у них серьезный. А велосипеды у них, как и у меня – гибриды, с большими колесами. Мы это сразу заметили и похвалили байки друг друга, покивали головами: «Байкцикл зэ бэст».

Размышляю, ехать ли мне к Иссык-Кулю через Нарын, а затем через перевал Тосор, или совсем просто катиться вниз до Балыкчи с перевала Долон?

За пять километров до выезда на Нарынскую трассу пробил заднее колесо, через километр пробил переднее по старой дырке. Клею покрышку специально подобранной на дороге толстой резиной.

– Что за невезуха? – Обращаюсь к небесам.

– Покупай новые покрышки, - Отвечает внеземной разум.

– Если только в Бельгии, у нас таких днем с огнем…, - возражаю высшим силам.

Решаю, что с такими покрышками лучше ехать по людным (очень относительно) местам. Это решение довольно тоскливое, так как времени у меня много, а серьезных гор больше практически не будет и предприятие мое сильно упрощается. Ну, зато Иссык-Куль почти объеду.

Выехал на трассу. Она проложена здесь в довольно узком ущелье, среди скал. Уже вечер, холодно, темновато, и поэтому очень мрачно. Один хитрый кыргыз с помощью искренней широкой улыбки коварно заманил меня к себе в юрту, накормил, как на убой, а вместо платы, заставил фотографировать кучу своих ребятишек. Придется отсылать снимки. Немного отъехал от гостеприимных кыргызов, вылез на горку и нагло поставил палатку на виду у всей трассы. Спидометр сообщает мне, что проехал я 83 километра.

Итого. Сегодня я преодолел три перевала, все на высоте выше 3000 метров.

Частенько ребятишки вместо «Хело», стали кричать мне: «Салам». Лицо мое почернело, и кыргызы иногда обращаются ко мне по-кыргызски - принимают за своего.


Маленькие кыргызы


19.08.08. День седьмой.

Ночью, как и полагается холодина, а утром, соответственно, палатка во льду. Ровно через час после старта я на перевале Долон, высота 3040 метров. На подъеме на перевал асфальта нет, но он вполне въезжабельный. На спуске потрясающие виды хребта Карагаты и южных склонов Иссык-Кульского хребта. Небо синее, солнце поднимается быстро, и скоро становится достаточно тепло. Ну, как тепло? Ну, можно снять перчатки, а вместо шапочки надеть бейсболку, вот и все раздевание.


Хищный «птыц» на перевале Долон


Спуск с перевала Долон

Встретил двух французов. Его зовут Себастьян, ее - Анн. Себастьян сносно объясняется по-русски. Они едут аж с Байкала, проехали Монголию, в Ташанте выехали на Чуйский тракт, скатились до Туэкты, затем через Усть-Канский район приехали в Рубцовск. Оттуда на поезде до Алма-Аты, и вот они здесь и тоже хотят посетить Сонг-Кёль. (Заколдованный он, что ли?) Едут три месяца. Серьезная молодежь во Франции. У них такие же перегруженные прицепные тележки, как у австрийки.


Французы Себастьян и Анн

А я стремительно качусь вниз, и впереди у меня самый унылый участок дороги мимо Орто-Токойского водохранилища, из которого берет начало великая кыргызская река Чу. Ни деревца, ни ручейка. Зато финиш дня - берег Иссык-Куля, областной центр Балыкчи.


Полупустая чаша Орто-Токойского водохранилища


Заболоченный берег Иссык-Куля

Иностранцы не перестают меня поражать. В Балыкчи встретил двух парней-велосипедистов с типичными русским рожами. Радостно устремился к соотечественникам – оказались швейцарцы и по-русски ни бум-бум. Они мне на чистом швейцарском языке доложили, что в пути уже четыре месяца, проехали Лаос, Камбоджу, Чайну и теперь едут в Турцию. Мне даже стыдно стало за себя и за свои жалкие 17 походных дней. Вся Европа катается, где хочет, а русского ни одного я пока не встретил.

Покупаю на базаре дыньку и лепешки, еду на Южный берег искать ночлега. Обогнул западную оконечность Иссык-Куля и, продираясь сквозь многочисленные колючки, выбрался на пустынный берег. Берег заболочен, и я просто въехал в тучу комаров. У меня в активе 144 километра сегодня, и гигантский запас времени на будущее.


20.08.08. День восьмой.

Ночь идеальная. Тепло, полная луна, звезды. На противоположном берегу огни Балыкчи, и музыка доносится по воде. На рассвете закипела птичья жизнь. Бакланы какие-то крыльями трепещут, журавли какие-то курлыкают. беркуты какие-то кружат и печально стонут, птички поменьше испуганно стрекочут. Вокруг заросли облепихи. Она здесь растет не кустами, а полноценным деревом, и смотрится в этой степи, как баобаб в саванне.

Искупался и отчалил от берега. Хотел сократить путь до трассы и вляпался в непроходимую грязь. Уделался сам, уделал велосипед и опять проколол на колючке переднее колесо. В итоге, проколесив по прииссыккульской пустыне полтора часа, выбрался на трассу в том же месте, где вчера съехал. Проехал вдоль Иссык-Куля километров 50. Ни одного кафе. Зато набил полный мешок кисло-сладких яблок, их вдоль дороги пропасть.

И опять навстречу попались граждане Швейцарии. Он - Мартин, она – Даниэла. Плодотворно побеседовали. Я все же начал извлекать из глубин памяти отдельные английские слова. И «Вери бьютифул роад» или «Бэд роад» достаточно для полного взаимопонимания. Прямо полиглотом становлюсь. Но куда же россияне смотрят. В Кыргызстане просто экспансия велосипедной Европы.


Швейцарцы Мартин и Даниэла

За айылы Барбулак увидел самодельный указатель: «Горячий источник Барбулак». Не раздумывая, свернул налево и через полчаса очень скверной дороги оказался у источника. Здесь в частных владениях за 150 сомов получил апартаменты с чистой постелью и возможность лечить все свои болячки разом. Температура источника Барбулак 48-50 градусов, и расслабляющее воздействие его действительно мощное. Больше пяти минут я высидеть не смог, а затем наглухо вырубился на два часа. Еще раз принял сеанс источника вечером, и безмятежнее я не спал уже несколько лет. Даже забыл посмотреть на велокомпьютер, сколько я там прошарахался по пустыням и колючкам.


21.08.08. День девятый.

Утром внес в вахтенный журнал вчерашний пробег – 57 километров. Еще раз сходил в источник, прогрелся, всхрапнул и двинул к следующей лечебно-целебной цели.

Поехал я на Мертвое озеро. Ехать пришлось ни долго, ни коротко 26 километров – это личный рекорд. На мертвом озере вместо пансионатов стоят юрты, в одну из них я и заселился за 200 сомов в сутки.

Больше сегодня я никуда не еду, продолжаю отдыхать и лечить свои старые косточки. Оставил в юрте своего железного, вернее алюминиевого друга и пошел на процедуры. Как все вымазался с головы до ног грязью, а после купания в озере покрылся толстым слоем соли. Вода холодновата, да и воздух, несмотря на ясное небо, не наполнен зноем. А даже наоборот, наполнен освежающим до дрожи ветром.


Принимаю лечебные грязи на Мертвом озере


Само Мертвое озеро

Брожу по глинистым, столовым горам. Процесс разрушения этих гор происходит практически у меня на глазах. Очень любопытное зрелище.

Вечером познакомился со своими товарищами по юрте. Двое пожилых ученых энергетиков из Бишкека Джумабек и Джумадил и имам, служитель культа из Оша - Джалаладдин. Умнейшие, приятнейшие люди. Все успешно лечат свои неизлечимые кожные болячки. Мы все прониклись такой взаимной симпатией, что без спиртных напитков, только за казаном необыкновенно вкусного плова, всю ночь проговорили на различные общечеловеческие темы. Религия, история, политика, этнография, мистика, медицина. Мы все разложили по полочкам, страшно сблизились и стали, как родные.


Соседи по юрте Джалаладдин и Джумабек



22.08.08. День десятый.

Утром контрольное смазывание суставов грязью, поочередное купание в «Solt leik» и в Иссык-Куле. Затем сердечное прощание с новыми друзьями. Имам благодарит Аллаха за хорошую встречу, и мы с учеными тоже благодарим Аллаха.

Тело мое соскучилось по нагрузкам, я достаточно отдохнул и после интенсивного лечения, здоровье из меня так и брызжет, поэтому я с энтузиазмом жму на педали. День пасмурный, гор не видно. Временами начинается брызгопад. Незаметно заехал на небольшой перевал Ескен-Бель. После поселка Боконбаево дорога идет рядом с берегом, везде песчаные пляжи.

Встретил еще одних французов, бой энд гёол. Парня звали Паскаль, а девушку, сколько не переспрашивал, понять не смог. То ли Брахмапутра, то ли Марсельеза – что-то среднее. У этих на багажниках даже солнечные батареи.


Французы Паскаль и Брахмапутра

Проехал 90 километров и встал на берегу в бухте «Тихая» за Тосором. Что делается в горах, страшно представить. Там темно и непрерывно грохочет. Бедные иностранные велотуристы.


Горы вечером


Закат на Иссык-Куле


23.08.08. День одиннадцатый.

Поднялся в 6.00. Чай, стирка, техобслуживание велосипеда, купание и лень. Только благодаря вековой привычке начинаю собираться и трогаюсь с места.

На подъезде к Тамге встретил австрийку Андреа и с ней ее подругу Урсулу. Она узнала меня издалека, замахала руками и закричала: «Николяя!» Объясняют, что им срочно надо в Каракол. Там их ждет заболевший друг. Снимаюсь с девушками на память, и они уезжают на подкатившей машине вместе с велосипедами. Теперь уже наверняка навеки. Впрочем, на все воля Аллаха.


Снова австрийка Андреа

Вдоль дороги сплошные яблочные сады. Но яблоки в них неспелые и несладкие. Встретил какого-то ненормального немца в сноубордических джинсах и с чемоданом на багажнике. Говорит, что едет из Монголии по маршруту Марко Поло, и финиш у него в Кашгаре. Немец все время кричал: «О-о-о» и хохотал, как обкурившийся анаши, а чемодан его в эти моменты сползал с багажника. Как едет человек?


Немец Юрген с чемоданом

А я свернул с трассы в сторону Джети-Огуза и поехал туда, куда везут всех космонавтов, начиная с Гагарина и кончая Ельциным, и всех отдыхающих – матрасников. Посмотрел на диковинные красные слоистые скалы, позже я их увижу на всех рекламных снимках.


Река Джети-Огуз


Скалы «Семь братьев»

На бальнеологический курорт заезжать не стал. Когда едешь один, иногда трудно самому себе объяснить свои решения. Проехал мимо, и все – такое психофизическое состояние. А там, возможно, вылечился бы от чего-нибудь или встретил бы какую-нибудь свою судьбу. Все время мне мерещится, что кто-то меня ведет, причем оптимальным образом. Это чувство присутствует почти всегда в одиночном походе. В коллективе такого чувства не бывает – там однозначно ведет командир.

До знаменитого водопада не доехал. Только поставил палатку, как наступила полная темнота. Проехал 106 километров.


24.08.08. День двенадцатый.

Утром поднялся до Юрт-лагеря, оставил там велосипед и побежал к вожделенному водопаду. Так как бежал быстро и самоуверенно, то не заметил, как сбился с верной даже не тропы, а дороги и забежал на два ближайших перевала, отделенных отрогом. Никаких следов водопада. Но виды такие, что не жалко и заблудиться. Набрел на спящего рядом со своими овцами чабана, и он объяснил мне, где водопад. Сколько я их уже видел в жизни, этих водопадов. Этот приблизительно двадцатиметровый, водопад, как водопад. Но все же вокруг очень красиво. Белки шныряют повсюду. Благоуханье и умиротворенье. Поел в юрте бешбармак с айраном и понесся вниз.


Дети Тянь-Шаня. Нурсултан и Айка


Юрт-лагерь

Заехал в Каракол и сразу махнул на пристань Пржевальск в музей Пржевальского и на его могилу.


У могилы Пржевальского

Почтил, так сказать, «великого» и вернулся в Каракол, где с целью переночевать, заглянул в «YAC TUR». Эта русская контора в Караколе занимается организацией походов для иностранцев и там можно переночевать, поставив во дворе палатку. Только я собрался ставить палатку, как приехал на квадроцикле какой-то их старый, но чрезвычайно энергичный и напористый главарь, оказавшийся в прошлом маститым мотогонщиком. Он сразу же завербовал меня ехать с ним прямо сейчас в ущелье Алтын-Арашан. Оставляю велосипед и еду.

Проезжаем Теплоключенку, и дорога становится, хуже не придумаешь, УАЗ карабкается по камням со скоростью пешехода. На Алтын-Арашан приезжаем поздно, в полной тьме. В домике сидят три крупногабаритных москвича, пьют коньяк. Знакомимся, они бизнесмены, судя по количеству и качеству коньяка, совсем не бедные. Завтра мне предстоит идти с ними и с гидом на перевал Ала-Куль. В душе я слегка беспокоюсь, как они пойдут с такими пузами.

Да, чуть не упустил: пробег мой сегодня 68 километров.


25.08.08. День тринадцатый.

В семь утра нас поднимают, чтобы выйти пораньше и успеть вернуться затемно. После завтрака мы с молодым гидом бьем копытом, хотим поскорее убежать. Но москвичи что-то не спешат и после долгой волокиты, наконец, капризно объявляют, что никуда не пойдут. Гид расстроен, сорвался заработок. Поход нам четверым должен был стоить 800 сомов. Я выясняю направление и прочие детали и убегаю на перевал один и соответственно бесплатно.

Красоты вокруг неописуемые. Ущелье Алтын-Арашан оканчивается на горизонте полностью заснеженной вершиной «Палатка» высотой 5020 метров.


Долина Алтын-Арашана

Путь на перевал Ала-Куль идет по левому притоку Алтын-Арашана. С каждым шагом вверх все меняется и становится все красивее. Опять слышен свист сурков. Но на этот раз их видно метрах в стапятидесяти. Жирные такие поросятки замерли и смотрят вдаль, наверное, медитируют. Сверху мне навстречу идет много иностранного народа в сопровождении русских и кыргызских гидов и портеров, несущих снаряжение и продукты. Знакомлюсь с кучей хороших людей. Гиды и портеры, в основном, каракольские и бишкекские студенты.


Встреча на подъеме на перевал Ала-Куль

Меня здорово завели на старте тем, что якобы какая-то полька зашла на перевал за 4.5 часов, а какой-то итальянец – за 4 часа. И поэтому вверх я практически бегу. Несмотря на разговоры и съемки на перевал Ала-Куль высотой 3800 метров, категория 1Б, я зашел через 3.5 часа после выхода из базы.

Передо мной открылся непередаваемый вид окружающих снежных хребтов, сползающих ледников и внизу бирюзовая чаша самого озера Ала-Куль.


Озеро Ала-Куль

На перевале провожу больше часа, общаюсь с подошедшими людьми. Да и возвращаясь, уже не бегу, а плетусь, болтая, и с гидами, и с портерами.


На перевале Ала-Куль с русскими портерами

В домике расхвастался перед москвичами, они в ответ раззавидовались и сказали, что лучше через неделю поедут в Новую Зеландию. Я тоже раззавидовался и с горя пошел купаться в горячий источник «Ласточкино гнездо». И действительно это рукотворное гнездо из камней прилепили к скале, из которой бьёт горячий ключ. Чтобы залезть в это теплое «гнездо», надо сначала немного вскарабкаться по скале. Температура источника около 40 градусов. И сидеть в нем можно довольно долго. Ощущения непередаваемые. Какое счастье, что судьба меня сюда забросила.


Горячий источник «Ласточкино гнездо»

Вечером в домик набивается много иностранцев. В кают-компании толкутся голландцы, англичане и поляк – профессор из Познани Ремиглюш Мельцарек. Если удовольствия поболтать с англичанами и разными прочими шведами я лишен, то с поляком мы с интересом беседуем. Говорит, в основном он, я слушаю и задаю вопросы. Автор одиннадцати книг о путешествиях, объездивший почти весь мир. Несомненно, интереснейшая личность, но и хвастун первостатейный. Впрочем, кто из бродяг без этого греха?

Сколько сегодня пробежал, понятия не имею, в зачет велопохода эти километры не пойдут.


26.08.08. День четырнадцатый.

Утром за нами пришла машина, чтобы увезти в Каракол. Но москвичи со своим сопровождающим от фирмы, кое-как в ней поместились. Мне места не хватило. А это даже лучше. Сэкономлю деньги и пройдусь пешком, посмотрю то, что позавчера ночью не увидел. Дорога оказалась вполне проезжабельна для байка. Каменюки, по которым джипы карабкаются, на велосипеде можно объезжать. Вокруг тянь-шаньская тайга, заросшая тянь-шаньскими же елями. Очень красиво и необычно. За 3 часа дошел до Теплоключенки и на маршрутке уехал в Каракол.

В Караколе и окрестностях очень много русских, потомков Семиреченских казаков, которые и основали Каракол. Русские в Теплоключенке все, как на подбор белобрысые и гарцуют на аргамаках не хуже кыргызов. Казацкие традиции хранятся свято.

Велосипед стоит в «YAC-TURе» живой и невредимый, я по нему уже соскучился. За минуту собрался и поехал. Проехал 56 километров и свернул с трассы, пытаясь выехать к берегу Иссык-Куля в его крайней северо-восточной части. Пробраться к берегу не успел, так как начинается сильный дождь, и я срочно ставлю палатку в чистом поле. Грохотало всю ночь, молнии бьют непрерывно прямо в палатку. Как меня не убило, сам не пойму.


27.08.08. День пятнадцатый.

Проснулся в 5.30. Все мокрое. Горы, как всегда в тучах, а над Иссык-Кулем пока солнце.

В 15.30, намотав 98 километров, приехал в Чолпон–Ату. На въезде в город-курорт впервые за всю Кыргызию увидел растянутый рекламный плакат с актуальным воззванием: «Коррупцияга жол жок». До этого момента вся реклама была ограничена только многочисленными надписями: «Кымыз».


Отдых в Чолпон-Ате

На автовокзале купил билет на автобус до Алма-Аты и устроился тут же на автовокзале в гостиницу. Я в ней единственный постоялец. Иду гулять по Чолпон-Ате, вкушать соблазны курортного города. В общем, поход мой окончен. Осталось пережить утомительные двое суток отдыха на курорте. Курортный город вызывает мгновенную тоску, скуку отупение и ощущение бессмысленности бытия. Возможно, это чувство знакомо многим одиночкам. Конечно, можно поехать в ближайшие ущелья, что-то поснимать, но это будет уже выбиваться из логики путешествия, да и мне откровенно лень.

 

30.08.08. День восемнадцатый.

Остался небольшой завершающий штришок. В 5.30. утра прибыл в Алма-Ату.

Собираю велосипед и еду в Чимбулак. Меня предупреждали, что качество дороги меня удивит. Оно меня поразило, ничего прекраснее я в жизни не испытывал, чем езда по такой наиидеальнейшей дороге. Машин в это раннее время мало, плавный подъем и через 3 часа я на Медео.


Внизу Медео

Заехал на плотину, подкатился к Чимбулаку, поснимал и вниз.


Практически финиш. Плотина над Медео.

Навстречу мне едут толпы велосипедистов, их гораздо больше, чем автомобилистов. Общаюсь. Народ просто едет вверх в субботний денек, чтоб со смаком съехать вниз. Катаюсь по чудесным дорогам красивейшей Алма-Аты, добираю 1200 единиц общего километража, сажусь на Новосибирский поезд и вот я уже дома.

Во конце своей речи осталось сказать стандартную фразу, о том, что, как здорово, что там я побывал и встретил столько замечательных людей, и суровые горы Тянь-Шаня оставили свой след на колесах моего велосипеда. Всем привет и до новых походов.

 

Приносим извинения! При данном разрешении экрана отчет доступен в режиме чтения:
https://robinzon-nk.ru/m-reports/bike/11